И.И. Мартьянова "Социальная ситуация в поселении Анненский мост"

  Об авторе

Современный период развития российского общества сопровождается обострением дискуссий о возможных путях развития, допустимых методах его реформирования. Во многом судьба новой России зависит от того, какой выбор сделает наше крестьянство[1]. Социально–экономические процессы, происходящие в настоящее время в сельском социуме, отражают все проблемы трансформации экономики России. Развитие сельских территорий требует подходов, сочетающих методологический и методический. Ведь сельская местность – это особая сфера жизнедеятельности человека, в которой хозяйствование переплетается с образом жизни домохозяйств и сообществ.

Рассмотрим социальную ситуацию в современной деревне на примере поселения Анненский мост. При подготовке статьи использованы материалы, собранные в ходе этнологической экспедиции ЦМБ летом 2009 г.

Согласно «Родословию вологодских деревень», первое упоминание поселения датируется 1496 годом[2]. В августе 2006 года жители праздновали 510–летний юбилей. В петровские времена по реке Ковже, на которой и стоит село, проходил путь Мариинской водной системы, преобразованной в дальнейшем в Волго–Балтийский канал. Развитие села напрямую связано со строительством Волго–Балтийского водного пути, который рассекает поселение на две части. Название оно получило когда–то от старого шлюза Святой Анны и перекинутого через реку моста[3]. В центральном сквере поселения помещается бюст Героя Советского Союза Алексея Маркеловича Сергеева, который в районе с. Бишкинь Сумской области прикрывал выход батальона из окружения. Огнем из пулемета он отбил 3 контратаки противника, уничтожив большое количество гитлеровцев.

На одном берегу поселения находятся Ковжинский леспромхоз, основные магазины и сервисы, детский сад, клуб, физкультурно-оздоровительный комплекс, аптека, на другой – лесхоз, Ковжинская средняя школа, пристань, почта, библиотека, больница и вторая аптека при ней). На территории поселения расположены следующие предприятия: ОАО «Северсталь», Ковжинский леспромхоз, Ковжинский лесхоз, ВРГС[4]–переправа, Череповецкий техучасток и различные частные организации. Из них наиболее крупным и значимым для Анненского Моста является ОАО «Северсталь». По словам С.А. Сютьева, директора Белоручейского рудоуправления, доля предприятия в бюджете района около 30%, на руднике работает около 300 человек, то есть каждый шестой житель Анненского поселения[5]. Ковжинский леспромхоз ранее тоже был надёжным источником рабочих мест, однако в апреле 2000 г. предприятие лишается счетов в банке, ООО переименовывается  в ЗАО и приобретает новое руководство – в качестве директора выступает москвич Ю.В. Кузнецов, исполнительным директором становится В.А. Андрианов[6]. С тех пор леспромхоз рабочих мест району практически не обеспечивает.

Согласно данным, полученным в администрации поселения, в селе Анненский мост по состоянию на 2008 год проживало 2068 человек. Это самый густонаселённый пункт во всем поселении, в котором в целом живут 3079 человек. Из них примерно 850 человек относятся к нетрудоспособному населению (дети до 14 лет и пенсионеры). Работающее население составляет 1096 человек. Оставшиеся 1133 человека не работают, причем только 21 из них состоит на учёте в центре занятости. Убыль населения за 2008 год вдвое превышает прирост – соответственно 64 и 31. Муниципальное жилье составляет 28100 кв. м., частное — 14228 кв. м. Всего семей с несовершеннолетними детьми 350, из них неполных 41.

Как мы видим, статистические данные позволяют заключить, что село находится в достаточно плачевном состоянии, однако у нас была возможность более глубокого рассмотрения социальной ситуации путём сбора эмпирических материалов. Было проведено качественное исследование на базе 12 полуформализованных интервью с тщательно отобранными респондентами, «экспертами» в области той или иной сферы социальной жизни села: с двумя краеведами, главой администрации, последним председателем колхоза, работником ведущего в районе предприятия, заведующей физкультурно-оздоровительного комплекса, главврачом Ковжинской участковой больницы, участковым, библиотекарем, зам. директора Ковжинской средней школы, заведующей Ковжинского дома культуры, зам. заведующей детского сада Ковжинского леспромхоза.

Уместно начать рассмотрение социальной ситуации с такого важного вопроса, как последствия существования и последующего распада колхоза. И.И. Зинкова, последний председатель колхоза, рассказала, что большой колхоз «Родина» в 2002 г. разделился на «Ассоциацию крестьянских хозяйств Бадоги», крестьянское хозяйство «Нива» и колхоз «Родина», которые очень быстро прекратили свое существование. Сама Ида Ивановна связывает распад колхоза с несправедливым распределением имущественных паёв: «И в результате те, у кого выше зарплата, те получили выше имущественные паи, чем те, кто всю  жизнь отработали в колхозе» [ЗИИ]. Колхоз, по её мнению, был развален изнутри; условия для его существования сохранились, включая техническое оснащение. Вообще, респонденты сходятся во мнении, что колхоз для села был скорее благом, и сожалеют о его распаде.

«Но многие сейчас вот молодые, они работали у нас доярками, до сих пор сейчас без работы, потому что женщины не востребованы» [ЗИИ].

«Жили свободно, ничего не ждали, была уверенность в завтрашнем дне. Положили рубль, получили рубль 20, положили 53 тысячи, получили 53 рубля» [КВА].

«И всё равно все говорят, годы застоя… Но я говорю, что самые все были работящие, был расцвет всего. А сейчас столько заброшенных домов. В деревне застоя не было. Дисциплина труда была. Сено косили. 300 голов крупного рогатого скота на ферме. С телятами. Вот столько держали скота. Дома в Бессоново[7] только за счёт колхоза достроились» [ЗНП].

Из статистики видно, что практически треть жителей не работают и не состоят на учете в Центре занятости, однако никто в поселении не занимается ни сельским хозяйством, ни скотоводством. Респонденты оправдывали это тем, что «год нынче неурожайный». Да и заготавливать продукты не для кого, разве что для себя или соседям на обмен (в редких случаях на продажу):

«Год плохой. В магазинах все завозное – Питер, Вологда. Те же самые колбасы. У нас же теперь район своего не производит. У нас же был мясокомбинат, значит, колбасу могли купить в Вытегре. А теперь мы везём или с Пудожа, или с Вологды, или с Череповца от Питера» [ЗИИ].

Магазинам гораздо выгоднее продавать привезенные продукты, накинув цену за транспортировку и т.д. Держать корову действительно совершенно нерентабельно. Ида Ивановна, одна из немногих в поселении владеющая скотом, по нашей просьбе подробно расписала свои траты:

«В том году литр солярки стоил 21 рубль, в этом году подпрыгнул до 26. В том году частник закупал сено, у нас есть группа, заготовляют для продажи. Кипа – 40 рублей, в этом году – 60. Это на корову надо, чтоб накосить, мне купить, это где–то 200 кип – 3000 телега. 4200 в этом году. 2 телеги сена 8400, в том году 6000. Так, цены начинают прыгать от горючки, запчастей на трактора. В летний период молоко подешевле, в основном скот живет на траве. На комбикорма 400 рублей плюс уход. Если продам на полторы тысячи молока, пятьсот идет мне. Комбикорма, прививки, пятьсот рублей только я выручаю, как этого хватит. Тем хорошо, что семья, если затруднения с деньгами, у кого корова есть, те проживут» [ЗИИ].

Таким образом, дополнительных возможностей заработка на селе нет. И в основном страдают от этого женщины. Мужчины в большинстве своём заняты на рудозаготовке: «В основном женщины без работы, мужчины круглый год в промышленности. Возможность подработать – только летом. В том же рудоуправлении женщин берут на работу на летний период, где известняк добывают, берут на дробилку» [ЗИИ]. Количество рабочих мест резко уменьшилось также из-за сокращения трудового коллектива больницы. Некоторые занимаются сбором ягод и грибов, что тоже имеет сугубо сезонный характер. Участковый отметила занятия охотой: «Сбор ягод, лисичек. А так больше никаких тут занятий… Некоторые рыбалкой занимаются. 200 с лишним человек имеют ружья на хранении» [УМН]. Те, кто не хочет ездить в Центр занятости отмечаться для получения пособия, за мизерную плату занимаются уборкой территорий.

Позитивное влияние на жизнь села оказывает, так сказать, «градообразующее предприятие», Белоручейское рудоуправление (БРУ). История предприятия начинается с 1975 г. До смены руководства надежным источником рабочих мест также был леспромхоз. Краевед В.В. Волкова так прокомментировала ситуацию: «Выкупили всё, говорят, московские предприниматели и всё, всех сократили. В общем, денежек нахапали, и леспромхоз развалился. Очень мало работают. Если одна бригада только работает и всё. Вот у меня внук работал зиму, так что говорят, ничего не платят» [ВВВ].

В БРУ сезонный характер работы. Основная добыча – с апреля по ноябрь. С ноября по апрель – вспомогательные работы. Полученный известняк направляется в 3 точки: Череповецкий Северсталь, доменные печи, сталеплавильный цех, филиал (корейский окатыш – самая мелкая фракция). Начальник смены БРУ Т.М. Стрельченко связывает развитие предприятия с наступившим кризисом: «Северсталь отказался от Украины. Очень слабые физические свойства – при перевозке БелАЗом  – хрупкий, пока доезжает – большое измельчение. Получается потеря в производстве. Народу набираем очень много» [СТМ].

Что касается инфраструктуры поселения, то ситуация здесь оставляет желать лучшего. Переход некоторых построек в муниципальную собственность привел к ухудшению их состояния. Глава администрации Ю.Ф. Петров рассказывает: «Хлебозавод новый был построен в конце 80–х гг., на районе современный хлебозавод был. Перешёл в муниципальную собственность и приказал долго жить. Не продали частникам ничего, так он теперь стоит разваленный. Рядом старый стоял, деревянный, так вот разобрали год 2 назад, одни развалины» [ПЮФ].

На момент проведения интервью жители были взбудоражены закрытием одного из двух детских садиков, несмотря на острую в нём необходимость. По словам заведующей, двадцатиместный садик на одной стороне поселения вмещал 34 ребёнка (4 стояли в очереди), а уцелевший на другой стороне — 38 (14 стояли в очереди). К тому же часть жителей вообще потеряла возможность приводить детей: проблему создали расстояние в 6 км и необходимость переходить переправу.

Больным вопросом для поселения является также сокращение мест в больнице. От первоначальных 85 коек, перешли к 60 в 1992 г., в 1999 г. закрылось детское отделение. Осталось 40 коек, терапевтическое и хирургическое отделения. В прошлом году осталось 15 коек дневного стационара, 15 круглосуточных. С середины апреля сделали 10 коек, вся стационарная помощь ушла в центральную районную больницу. Однако усилиями главврача больница ещё удерживается на плаву. Своими силами сделали ремонт, добились доставки оборудования: «Больница даёт возможность жителям ближайших сёл получать помощь. Имеются хорошая клиническая лаборатория, КДЛ, физиокабинет, рентген–кабинет, портативная аппаратура, флюрограф, стоматологический кабинет, кабинет функциональной диагностики. Никто лишних денег не даст. Когда проходили в 2007 г. очередное лицензирование, получили по Нацпроекту оборудование, сделали евроремонт в лаборатории» [ЮАН]. Штат больницы состоит из 38 человек, зарплату они получают мизерную: «Врач–хирург первой категории – 9 с хвостиком, педиатр без категории – 7. Плюс министерская доплата 10 тысяч. Сестра терапевта педиатра пять или шесть тысяч плюс доплата. Не больше 10» [ЮАН]. Главврач много лет вынашивал проекты новых зданий больницы, однако они оседали, одобренные, в городах у проектировщиков.

Школа тоже переживает не лучшие времена. В первую очередь сказывается нехватка преподавателей и денег на оплату их труда. «Сократили на полставки социального педагога, психолога сократили, вожатая 25 процентов ставки (по самоуправлению). 25 человек состав. Пенсионеров берут на год, потом увольняют. Ставка 0,75 процентов. Работа та же, а ставка меньше, вот  еще за социального педагога надо будет работать» [РОП].  На момент опроса в школе числилось 259 учеников. По словам заместителя директора 8 лет назад их было в 2 раза больше, детей увозят из поселения: «Для развития нет возможностей. Некоторые хорошо рисуют, но нет финансирования. Не с чего открывать кружки. Кто рисует, кто танцует, нечем развивать» [РОП].

Что касается досуговых учреждений, на территории поселения функционирует муниципальное образование – Центр культуры, досуга и спорта, в который входят Ковжинский дом культуры, Клуб Павшозера, 4 библиотеки и спортивный комплекс Ковжа. Наибольшей популярностью пользуется не клуб, а спортивный комплекс; в нем действуют секции футбола, баскетбола, аэробики, тенниса, бильярда, тренажёры. Девочки ходят на аэробику, взрослые — на волейбол, молодёжь предпочитает футбол и баскетбол. Комплексом, однако, пользуются не все. Кто–то не может посещать его из–за занятости, кто–то то из–за лени, кому–то он кажется дорогостоящим (месячный абонемент 150 рублей, разовое посещение 15 рублей).

Заведующая Ковжинским домом культуры перечислила сферы деятельности последнего: дискотеки, детский кружок «Умелые ручки», танцевальный кружок [КИП]. По её словам, посещают клуб нечасто: бывает человек 20, бывает 2 человека, в зависимости от времени года; летом дети разъезжаются в лагеря. Бывают тематические дискотеки, конкурсы. Участковый также добавила, что основная аудитория дискотек — это учащиеся школы, дети лет 14–15 [УМН].

Библиотека Анненского моста состоит из 2 залов: детского и взрослого. Читателей у неё около трёхсот. Главным недостатком, по словам библиотекаря, является направленность имеющихся книг: «По отраслям книг не поступает. Экономика, хозяйство. Поступает художественная литература, периодика ходит. Книг мало по экологии, по математике, по физике. Заочники учатся, им нужны книги по маркетингу, по менеджменту» [ЗНП].

Молодежь после школы стремится уехать из Анненского моста. Большинство выпускников школы, по словам заместителя директора, поступают в средние специальные учебные заведения. Она такую тенденцию одобряет: «Всегда ученикам говорю, что для развития здесь нет возможностей» [РОП]. Некоторые молодые люди поступают работать на городские предприятиях, а оставшаяся часть, к несчастью, спивается, и их нельзя увлечь ни клубом, ни спорткомплексом. Участковый милиционер сообщает: «Даже не можем найти в милицию сотрудников, чтобы по качествам подходили. Те, кто хорошие ребята, те уезжают, а те, кто остаются, нам таких сотрудников не надо» [УМН]. В то же время такое положение дел приводит к снижению криминогенности в поселении.

Вообще ни один из респондентов не усмотрел у села каких-либо перспектив развития. По общему мнению, село умирает. И эта тенденция способна только прогрессировать. Люди старшего возраста, конечно, покидать поселение не собираются, однако реально оценивают его положение. Люди среднего возраста и молодёжь в целом хотели бы уехать, однако их останавливает проблема поисков жилья, работы. Многих в селе удерживает возможность работы на предприятии. Высказывают также мнение о том, что большие города опасны для подрастающих детей. Но общее понимание ситуации можно выразить словами: «Будет возможность, будем уезжать».

Кризис для большинства прошёл незамеченным. По словам респондентов, цены по–прежнему несколько меняются от месяца к месяцу, количество безработных увеличилось не сильно. А БРУ так и вовсе открыла новые рабочие места в связи с расширением производства и устранением конкурента в лице Украины. Однако такие проблемы, как закрытие части больницы, сокращение ставок в школе, закрытие детского садика, могут быть связаны и с экономическим кризисом. Белоручейское рудоуправление несколько выравнивает ситуацию в селе, однако не настолько, чтобы назвать её стабильной. Занятия сельским хозяйством бесперспективны из-за невозможности реализовать выращенные продукты, а скотоводство утратило популярность из–за его крайней нерентабельности и трудозатратности. Поселение постепенно теряет основные пункты инфраструктуры, что ведет к сокращению рабочих мест как для женщин, так и для молодых людей. Отсутствие достаточного государственного финансирования делает невозможным достойную оплату труда преподавателей и врачей и создание им необходимых условий и для жизни. Результатом является отток молодёжи из поселения в связи с невозможность какого–либо профессионального роста. Таким образом, можно заключить, что слабое внимание государства к сельской местности приводит к резкому ухудшению уровня жизни её жителей, и эта печальная тенденция с годами никак не меняется[8].

 

Список опрошенных

 

ВВВ – Волкова Валентина Васильевна. Русская, 1929 г.р., род. в Невской дубровке, с 1953 г. в Анненском мосту. Образование: сельскохозяйственный техникум. С 1961 г. учитель, библиотекарь.

КВА – Козлова Валентина Алексеевна. Русская, 1943 г.р. Образование высшее. Учитель немецкого языка (1965–2000).

ПЮФ – Петров Юрий Фёдорович. Русский, 1957 г.р., род. в дер. Бадоги, с 1987 г. в Анненском мосту. Образование: Московский лесотехнический институт. В течение четырех лет был глава администрации района.

ЗИИ – Зинкова Ида Ивановна. Русская, 1958 г.р., род в дер. Макачёво, с 1988 г. в Анненском мосту. Образование: Кадниковский сельскохозяйственный техникум. Последний председатель колхоза (1992–2001).

СТМ – Стрельченко Татьяна Михайловна. Русская, 1957 г.р., род. в Грозном, живёт в Анненском мосту. Образование: техникум лёгкой промышленности, Московский горный институт (заочное). Работала в Леспромхозе. В Рудоуправлении сначала мастер, потом начальник смены.

ПЛГ – Прозорова Любовь Геннадьевна. Русская, 1979 г.р., род. в селе Рубеж, примерно 7 последних лет живет в Анненском мосту. Образование: педагогическое училище (неоконченное). Заведует физкультурно-оздоровительным комплексом с 2004 г.

ЮАН – Юхновиц Александр Николаевич. Русский, 1951 г.р., род. в Петрозаводске. Образование: Петрозаводский государственный университет (1975 г., специальность – лечебное дело), интернатура по хирургии, 1-ая категория врача-хирурга. 1976–1983 гг. – главный врач, хирург в Ольховской больнице. 1983–1987 гг. – заместитель главного врача, врач–онколог в Вытегорской ЦРБ. С 1992 г. – главный врач, хирург Ковжинской участковой больницы в Анненском мосту.

УМН – Урванова Марина Николаевна. Русская, 1968 г.р., род. в селе Анненский мост. Образование: Белозерское педучилище. С 1987 г. – учитель русского языка в начальных классах.  С 1994 г. – участковый.

ЗНП – Зорина Нина Павловна. Русская, 1940 г.р., род в дер. Митино. Образование: Петрозаводский библиотечный техникум. С 1964 г. – заведующая читальным залом, библиотекарь взрослой библиотеки Анненского моста.

РОС – Русанова Ольга Станиславовна. Русская, 1968 г.р., род в селе Андома, 21 год в Анненском мосту. Образование: Белозерский педагогический колледж, Вологодский государственный педагогический институт. Учитель начальных классов (1988–2004). Завуч по воспитательной работе и учитель географии (2004–2009). Заместитель директора школы.

КИП – Капитонова Ирина Павловна. Русская, 1972 г.р., род. в селе Анненский мост. С марта   2008 г. работает заведующей Ковжинским домом культуры.

ПСА – Пищула Светлана Анатольевна. Русская, 1970 г.р., род. в селе Анненский мост. Образование: педагогическое училище. Заместитель заведующей детского сада Ковжинского леспромхоза в течение 10 лет.


[1]  Морозова Т.В. Сельские сообшества Карелии : традиции, современность, перспективы. Петрозаводск, 2004. С. 14.

[2] Родословие Вологодской деревни (список древнейших деревень  памятников истории и культуры). Вологда, 1990. С. 174.

[3]  Стромилова Е.Н.. Волго-Балт с борта. Л., 1984. С. 232.

[4] Волжский район гидросооружений.

[5]  Хахина М. Крупнейшее в мире, такое как в Бразилии // Красное Знамя. 2008. 21 февраля. №21.

[6] Исаков В.Я. История Ковжинского леспромхоза: 1993–2001 гг. ООО «Квант», 2001. С. 100.

[7] Соседняя деревня.

[8] Мартьянова И.И., Якобидзе–Гитман А.С. «Социальная ситуация в Оштинском погосте» // Полевые исследования студентов РГГУ: Этнология, фольклористика, лингвистика, религиоведение. Вып. IV. М.: РГГУ, 2009. С 197-203.