Е.В. Публичук. Опрос о деле М.Б. Ходорковского

Об авторе

        «Что вы знаете о деле М.Ходорковского? Правильно ли его, по-вашему, осудили?» Эти вопросы мы задавали в деревне Каршево Пудожского района республики Карелия . Вопросы, конечно, довольно специфичны для сельской местности, и изначально существовали опасения не получить ни одного положительного ответа. Местное население мало интересуется громкими судебными процессами, скандалами, связанными с политиками и бизнесменами. Но на удивление и тут, в деревне, нашлись люди, которые слышали про судебный процесс М. Ходорковского и имеют на этот счет свое мнение.
        Всего было опрошено 22 информанта, которых можно условно разделить на три группы:

  • Пенсионеры, 67-84 лет
  • Люди среднего и предпенсионного возраста, 36-57 лет
  • Дети, подростки и молодежь, 15-22 лет

        «Для каждой из этих групп характерны свои представления о процессе М. Ходорковского.
        Во-первых, пенсионеры. Ни один из девяти опрошенных пенсионеров об этом судебном процессе ничего не знает. Точнее, некоторые говорили, что слышали такую фамилию, но при просьбе уточнить, кто же он, либо отказывались делать это, либо причисляли М. Ходорковского к числу артистов (или с кем-то его путая или делая первое попавшееся предположение из боязни показаться непросвещенным, «дремучим» человеком). Такое положение дел было несколько удивительным, так как у всех опрошенных есть дома телевизор, который работает каждый день по несколько часов. Крупнейшие телеканалы (ОРТ, РТР) в деревне принимаются, и доступ к новостям, в общем, открыт. Однако, пенсионеры предпочитают смотреть сказку сериалов «Кармелита», «Исцеление любовью», а «Вести», «Новости» либо не смотрят совсем, либо смотрят отрывочно. Отсутствие интереса к политике, экономике пенсионеры объясняют своей отдаленностью от них. В прошлом одна из местных активисток даже была депутатом Верховного совета СССР, принимала участие в различных съездах, конференциях. Вообще люди чувствовали свою связь с государством, и их волновали вопросы, связанные с политикой и экономикой. В настоящее же время они уверены, что все нуворишы стали таковыми за счет воровства, что это безнаказанно, и что ничего они против этого из своей деревни сделать не могут. А в таком случае и нет смысла вникать в очередной такой судебный процесс.
        Вторая группа объединяет людей 36-57 лет. Из 8 человек здесь не слышали о деле М. Ходорковского всего трое. Из остальных пяти одна женщина (Г.В. Семенюк, 1958 г. рожд.) работает заведующей местным домом культуры; она очень активна, везде успевает, всем интересуется. Другая женщина (Л.И. Селезнева, 1948 г. рожд.) раньше работала библиотекарем, имеет высшее образование; она пересказывает разного рода новости своему мужу Виктору (который в свое время «сидел»). Двое мужчин, которые также слышали о процессе М. Ходорковского, живут не в самом Каршево, хотя родом отсюда. Как можно видеть, все вышеуказанные люди либо относятся к активной части местного населения, своего рода интеллигенции, либо они вырвались из деревни в более крупный населенный пункт, где подобные вопросы более актуальны. Люди, которые не слышали о процессе, живут в Каршево безвыездно. Это школьный учитель, сторож в той же школе и частный предприниматель мелкого порядка. Все они погрязли в проблемах своих семей, пытаясь выжить и обеспечить детям достойное будущее, и Москва с М.Ходорковским для них слишком далеки.
        На основе полученных ответов можно выделить следующие тенденции. Информанты сразу оговаривают, что наверняка всех подробностей в «Новостях» не сообщали, и многие факты скрыты или искажены. Отсюда вытекают варианты: либо информант не берется оценивать судебный процесс, боясь быть необъективным (Г.В. Семенюк, 1958 г. рожд.), либо он пользуется формулой “если это было в действительности, то посадили правильно”. Большинство все-таки считает, что М. Ходорковский действительно виновен в воровстве в крупных масштабах. При этом интересно, что его относят к числу «всех их там, наверху, кто в Госдуме». Ходорковского воспринимают как политического деятеля, и, как все они, он ворует, и их надо «посадить». Есть еще вариант, что дело частично «сфабриковано», что М. Ходорковского подставили, но в принципе правильно сделали, что его «подрыли», «ноги подрубили» из-за конкуренции в высших кругах (Виктор). Не нашлось ни одного сочувствующего М. Ходорковскому, все-таки богатых у нас не любят, и, даже если это дело сфабриковано, то у него хватало и других грешков, за которые можно посадить.
        Среди молодежи о М.Ходорковском практически никто не слышал. Из 5 человек только одна девушка как-то прикоснулась к этому делу. Девушка учится в Петрозаводске, и в ее университете проходила акция, связанная с процессом М. Ходорковского. По признанию самой информантки, для студентов это было не больше, чем развлечение: раздавали бесплатные футболки и кепочки, играла музыка – это было такое собрание молодежи, своего рода «тусовка». По поводу справедливости или неправедности процесса девушка говорит, что в настоящее время воруют все, и если бы М. Ходорковский воровал в меньших размерах, все бы обошлось, это была бы норма. Он же вылез за пределы этой нормы, за что теперь и расплачивается. Следует заметить, что информантка познакомилась с судебным процессом М. Ходорковского в крупном городе и, если бы она осталась в родном Каршево, этот факт прошел бы мимо нее.
        Итак, можно заметить, что пожилые люди судебными процессами такого рода не интересуются вовсе. Среднее поколение, расценивая М. Ходорковского как нечестного богатея, в общем поддерживает строгость приговора. Младшее же поколение менее радикально. Среди молодежи утверждается принцип мелкого воровства путем обхода российских законов (обман государства в целом, а не какой-то конкретной личности). А отсюда мнение, что вина М. Ходорковского не так уж велика, а сам судебный процесс – результат какой-то ошибки бизнесмена, что воровать необходимо, но в небольших размерах, чтобы этого никто не заметил.