Т.А. Кузнецова. Социальная ситуация в деревне Авдеево

Об авторе

        Изучение социальной ситуации в деревнях Пудожского района республики Карелия является обязательным в программе экспедиции, организованной Российско-французским центром исторической антропологии им. М. Блока (РГГУ). В 2003 году по итогам первой  Пудожской экспедиции был сделан вывод о том, что основной проблемой жителей деревни Семеново является отсутствие рабочих мест, вызванное развалом совхоза. И как следствие — повальное пьянство и постоянное сокращение населения. Но если по окончании этой экспедиции мы просто констатировали факты, то в следующей мы попытались уже выявить причины такой ситуации.
        В 2004 году наша экспедиция обосновалась в деревне Авдеево. Эта деревня стоит на берегу Купецкого озера и является административным центром. Численность населения 572 человека. Трудоспособное население составляет 379 человек, из них 202 не работают. При этом работают в основном женщины. В Авдеевской школе и детском доме заняты более 60 человек, нормально функционируют также магазин и почта. Вот, пожалуй, и всё. Правда, после того как в 1997 г. был ликвидирован совхоз «Возрождение», образовались частные предприятия, как, например, ООО «Нива», однако из местного населения на этом предприятии занято всего пять человек. Вот как оценивает ситуацию с трудоустройством Любовь Васильевна Кистерева, краевед, учитель начальной школы: «Авдеево получило, мы не знаем, кто нам сюда их заслал, грубо говоря, частных предпринимателей (…) Они взяли на работу вот этих людей наших некоторых, но они теряют стажи, потому что трудовых книжек на них не заводили, не завели. Они, в общем-то, находятся на работе весь день, но получают-то мизер, копейки какие-то там получают. Ну, пьянство на работе ничем не наказуется у них там, где они работают, да и причем, сколько там работает-то в пределах двадцати человек не больше, поэтому могли эти частные, заезжие предприниматели как-то погоду сделать в нашей деревне? Нет, не могли и не сделают в будущем» (дер. Авдеево; Л.В. Кистерева, 1955 г. рожд.). 
        Развал совхоза — очень важный момент в жизни людей, так как он играл роль организующего, дисциплинарного начала. Советская власть еще в те далекие времена, когда она только набирала силу, очень четко понимала: чтобы получить в достаточно короткое время полный контроль над большей частью населения России (как известно, до революции крестьянство составляло 80% всего населения), нужно заставить людей жить по предложенной модели, и сделать эту модель целиком зависимой от государственных дотаций. Началось все с коллективизации. Она проходила в этом районе не совсем гладко. Было много единоличников, люди тяжело переходили к принципиально иному ведению хозяйства. Прежняя культура ведения сельского хозяйства постепенно вытеснялась. Этот процесс оказался болезненным и  имел тяжелые последствия.
        Ликвидация совхоза стала переломным моментом в жизни людей. И что интересно, банкротство совхоза связывают с «перестройкой», однако совхоз прекратил свое существование только в 1997 году. Напрашивается вывод о том, что «перестройка» здесь «затянулась» на несколько лет.
        «У нас после перестройки все упало (…) Совхоз был, нету. Его ликвидировали, люди безработные, работы нет. Молодежь ходит, так болтается, нет работы (…) Как начали жить тут в девяностых годах, в восьмидесятых годах хорошо, платили, зарабатывали люди, работа была всем, а счас всё ликвидировали...» (дер. Авдеево; Б.М. Филимонов, 1941 г. рожд.).
        Такое резкое изменение жизни после развала совхоза связано еще и с тем, что даже личное хозяйство зависело от работы совхоза:
        «Выплеснули просто-напросто людей — и всё! Люди-то остались не у дела... Чтобы вести своё хозяйство, зависимость-то была от совхоза. Совхоз огород вспашет, совхоз борозды наведет. Это всё было как бы как работник совхоза, дак ему всё же делалось. Борозды только разделят между хозяевами все – посадят картошку и это было своё подсобное. Дальше, если имели, допустим, свой скот там и что, опять же пастбища совхоз предоставлял. Осеменатора, чтобы корову-то осеменить, совхоз предоставлял, опять же, затем, ветеринарный врач тут был. Здесь как бы своя устоявшаяся эта служба была, но с ликвидацией совхоза этого ничего не стало» (д. Авдеево: Л.В. Кистерева, 1955 г. рожд.).
        После ликвидации совхоза оказалось, что все социальные постройки и службы экономически нерентабельны, они все существовали только за счет совхоза. Однако почему же совхоз всё-таки развалился? Ответ на этот вопрос не может быть однозначным. Вот типичное мнение деревенского жителя: «Правительство виновато. Вот же были дак директора, вот эти вот совхозов-то эти. Бухгалтера. (…) Они всё прибрали к своим рукам, это же все рабочий класс. Ну вот, а рабочим-то что досталось. Там если какой-то сарайчик или что-нибудь досталось» (дер. Авдеево; И.А. Егорина, 1929 г. рожд.).
        По причине безработицы в деревне наблюдается повсеместное пьянство; пьют всё подряд: тормозную жидкость, средство для мытья стекол автомобиля и т. д. «И вот, повальное это-то пьянство и началось из-за этой безработицы! Совхозы-то наше правительство ликвидировало очень легко, буквально за год уже всё было такое огромное хозяйство, растащено всё было и сметено, а взамен-то ничего не получило население. Взамен-то... никакими видами труда их не обеспечили» (дер. Авдеево: Л.В. Кистерева, 1955 г. рожд.).
        При такой ситуации невольно возникает вопрос о том, какое будущее ожидает младшее поколение? Нам удалось выявить три варианта. Первый путь: после окончания школы единицы поступают в высшие учебные заведения, основная же масса оседает в ПТУ в Пудоже. Однако после окончания возникает проблема трудоустройства в родной деревне. «Ну, закончат они здесь училище, а работы-то нет, в село они всё равно не вернутся, куда? Где здесь работать?» (дер. Авдеево; Л.В. Кистерева, 1955 г. рожд.).
        Второй путь — армия. В ходе нашего исследования мы выявили, что армия является важным этапом в жизни молодых людей: «А вы знаете, вот, я слышу и наслышана много, что, да, в Москве, да, у вас выбор идет: хотите, не хотите, а у нас такого выбора нет здесь. И у нас уже с малого ребята говорят о том, что пойдут в армию. (…) Здесь ребята, наоборот, вот, если он здоров, физически здоров, он в армию идет, и все у нас в армию. Армия для них как, не знаю, престиж какой или что. А, может, действительно хотят себя там вот проявить, прочувствовать. <После армии они приходят другими?> Они приходят, да, они приходят другими абсолютно» (дер. Авдеево; Л.В. Кистерева, 1955 г. рожд.).
        Третий путь: «праздное шатание» по деревне, пьянство и, как следствие, убийства, грабеж и в итоге тюрьма. Такая ситуация не может не приводить в ужас старшее поколение, однако только немногие пытаются что-то изменить.
        Оплотом социальной жизни деревни является школа. И люди, работающие в этой школе, пытаются как-то повлиять на молодежь, которая остается в деревне:
        «Мы этих детишек, те, которые остаются потом вне школы, мы их сюда в школу принимаем, они приходят к нам, они играют, вот, в волейбол, у нас открыт спортивный клуб, для мальчиков там тренажеры некоторые стоят, поставлен теннисный стол, они туда ходят, там руководитель есть, там работает человек у нас. Но этого же мало! Ведь больше же других привлекателей-то разных. Больше же этого взрослого населения, которое уже спилось, и они-то перетягивают веревку вот, которую по другую сторону мы, и мы не можем этого ученика перетянуть на свою сторону, если нам не помогают родители, а родители нам некоторые просто не могут помочь, потому что они сами на другом конце веревки пьянством своим, тунеядством, больше никак не назовешь» (дер. Авдеево; Л.В. Кистерева, 1955 г. рожд.).
        Школа — это практически единственное место, где идет культурное и социальное развитие. Однако и этот островок может исчезнуть. Из-за резкого снижения рождаемости школа остается без учеников, а это значит, что она под угрозой закрытия. На данный момент школа держится за счет обучения детей из детдома, который находится на территории деревни. Но детдом тоже, скорее, выживает, чем живет, поэтому судьба школы может решиться в любой момент.
        Какой же выход из этой ситуации видят жители деревни?
        Одни говорят, что деревня скоро умрет, другие надеются, что выход есть: «Вот и хотели бы люди, может быть, здесь многие ведь корнями тут, потому что, если была работа, мне кажется, жили бы все и те же вот, которые вот с самого раннего утра, а то и по ночам шатаются по деревне в поисках спиртного, они бы, мне кажется, работали, а работа их дисциплинировала, а это прежде всего бы, в общем, первая подмога в борьбе с пьянством» ( дер. Авдеево; Л.В. Кистерева, 1955 г. рожд.).
        Другой вариант «спасения» люди видят в человеке, который придет и наведет порядок. Очень важно, что в сознании людей сформировался образ человека, который придет именно откуда-то, что этого человека они не найдут среди своих односельчан. Это мог бы быть политический лидер, но в политику люди уже не верят: «Дай Бог, чтоб он с неба свалился и нам показался. Мы так на каждого, кого выбираем, так и думаем, что вот, поможет, а будет хуже, хуже, хуже…»{дер. Семеново; Л.Н. Филатова, 1937 г. рожд.).
        В заключение хотелось бы сказать, что такое удручающее положение деревень, как это ни странно, явление закономерное. Советское государство почти полностью уничтожило культуру ведения сельского хозяйства. Безусловно, оно предложило другую модель. Новая система обеспечивала в той или иной степени потребности своих граждан, однако вся система сельского хозяйства целиком и полностью зависела от дотаций государства. Когда исчезло государство, рухнула и вся система. Люди остались одни, предоставленные сами себе.