А.Г. Айдакова, студентка ЦМБ. Представления о смерти жителей поселения Девятинское Вытегорского района Вологодской области

Об авторе

Тем не менее, если бы в жизни человеческой не коренилась смерть, отношение человека к миру и к себе самому было бы совершенно иным, и тогда определение «человек смертен» представляется вовсе не эмпирической истиной; будучи бессмертным, живущий уже не был бы тем, что мы называем человеком С. де Бовуар

Очевидно, что тема смерти – тема неиссякаемая, потому что, как бы ни менялась жизнь, люди все равно будут умирать, а значит, будут задумываться о смерти, будут о ней говорить и писать. Если сравнить разные культуры и религии, можно увидеть, что отношение к смерти и представления о ней у разных народов было различным. Возможно, этот «плюрализм» представлений и провоцирует многих ученых на исследования проблем смерти. При написании данной статьи мы опирались на идеи французского историка Филиппа Арьеса. Основная теория Арьеса, изложенная им в его знаменитой монографии «Человек перед лицом смерти», заключается в том, что отношение к смерти менялось у людей в зависимости от исторического времени их жизни. Так, исследователь намечает пять главных этапов в медленном изменении установок по отношению к смерти: архаические времена, затем Средневековье, Новое время (разделенное на два этапа: XVI—XVIII и XIX вв.) и, наконец, XX в., причем каждый следующий этап характеризуется все большим страхом смерти и желанием дистанцироваться от нее.

По мнению Арьеса, в архаические времена и даже в раннее Средневековье (этап «прирученной смерти» — la mort apprivoisée) люди относились к смерти как к обыденному явлению, которое не внушало им особых страхов. Человек был органично включен в природу, и между мертвыми и жи¬выми существовала гармония. Поэтому смерть воспринимали в качестве естественной неизбежности. Отсутствие страха смерти Арьес объясняет тем, что умерших не ожидали Страшный суд и возмездие за прожитую жизнь и они погружались в своего рода сон, который будет длиться «до конца времен», до второго пришествия Христа, по¬сле чего все, кроме наиболее тяжких грешников, пробудятся и войдут в Царствие Небесное. Идея Страшного суда, выработанная, как пишет Арьес, интеллектуальной элитой и утвердившаяся в период между XI и XIII вв., ознаменовала второй этап эволюции отношения к смерти, который автор назвал «смерть своя» (la mort de soi). А примерно с XV в. представление о суде над всеми людьми сменя¬ется новым представлением – о суде индивидуальном, кото¬рый происходит в момент кончины человека. Одновременно с этим важным средством спасения души умершего становятся заупокойная месса и завещание. Более важное значение теперь придается погребальным обрядам. Третий этап (XVI-XVIII вв.) эволюции восприятия смерти, по Арьесу, – «смерть далекая и близкая» (la mort longue et proche). В этот период страх смерти усугубляется еще больше, поэтому возникает идея о том, что о смерти нужно думать не в последний момент, а всю жизнь, поскольку исчезает вера в то, что месса сможет «выкупить» грехи умирающего. Одновременно с этим возникает всплеск увлечения анатомией. Возникают такие явления, как гробокопательство и некрофилия, а также страх быть похороненным заживо. Появляется желание сохранять тела умерших и, как следствие, кладбища мумий. Четвертый этап эволюции в переживании смерти — «смерть твоя» (la mort de toi). В это время происходит окончательный перенос кладбищ за город, чтобы не соседствовать с разложением и ужасом. А уже в XX в. страх перед смертью и самым ее упоминанием достиг своего апогея. «Смерть перевернутая» (la mort inversée) – пятый этап развития восприятия и переживания смерти. Тенден¬ция к вытеснению смерти из коллективного сознания, постепенно нарастая, достигает апогея в наше время, ког¬да, по утверждению Арьеса, общество ведет себя так, «словно никто больше не умирает» . В наиболее индустриализованных странах Запа¬да кончина человека обставлена так, что она становится де¬лом одних только врачей и предпринимателей, занятых похоронным бизнесом. Похороны проходят проще и короче, кремация сделалась нормой, а траур и оплакивание покой¬ника воспринимаются как своего рода душевное заболева¬ние. Частой становится смерть в больницах. Таким образом, Арьес пытается связать представления о смерти у людей с их историческим временем. Безусловно, такая связь существует и было бы странно это отрицать. И все же нельзя не обратить внимание на следующий недостаток данной теории. Дело в том, что из теории Арьеса можно сделать вывод, что по сути все люди того или иного исторического периода думали о смерти одинаково. Однако это не так. Люди разных возрастов по-разному воспринимают не только саму смерть, но и то, что произойдет с ними после смерти, и выстраивают совершенно разные картины загробного мира. Подтверждают это мнение и материалы проведенного мной опроса на тему смерти и отношения к ней. Опрос этот проводился летом 2007 г. в поселении Девятинское Вытегорского района Вологодской области и имел своей целью выяснить, как изменяются представления о смерти на протяжении жизни каждого человека, поэтому в данной статье, являющейся результатом опроса, мне бы хотелось показать, насколько разнятся представления о смерти у детей и молодежи, людей среднего возраста и пожилых – одним словом, у разных поколений населения конкретно взятого поселения. По данной теме мной было опрошено 43 человека, среди которых примерно по одной трети составляют дети до 15 лет, затем молодежь и люди среднего возраста (20-30 и 40-50 лет) и, наконец, люди пожилого возраста (60-80 лет). И интересовали меня четыре аспекта представлений людей о смерти: о смерти вообще, о «своей» смерти, о загробном существовании человека и о роли умерших в жизни живых. Поднимались и такие вопросы, как страх смерти, существование души, ада, рая; темы «общения с умершими» и т. д. Прежде чем начать разговор о представлениях жителей, хотелось бы сказать несколько слов о самом поселении. Девятинское достаточно благополучное место с небольшим процентом безработных относительно занятого населения. Работают люди в основном в Леспромхозе (ЗАО "Белый Ручей"), или ТЭЦ (ОАО Промышленная мини-ТЭЦ); некоторые — на шлюзах и в ремонтных мастерских Волго-Балтийского канала. Также в селе есть 42 торговые точки, из них 12 – собственность частных предпринимателей. Если говорить о детях, то большинство из них ходят в детские сады или школы. Молодежь в основном работает, некоторые посещают средние специальные учебные заведения, а кто-то даже обучается в ВУЗе, но это очень маленький процент (46 человек). Рождаемость в селе невысокая и, если рассматривать, например, данные за первый квартал 2007 г., то показатель смертности выше показателя рождаемости: так, за четыре месяца в селе умерло 22 человека, а родилось 13; однако, если учесть, что несколько лет назад показатель смертности был в 3 раза выше, чем в 2007 г., то на сегодняшний день можно говорить об улучшении демографической ситуации. Необходимо также упомянуть о ситуации в области религиозных культов, поскольку релагия является очень важным элементом в формировании представлений о смерти. В Девятинах есть деревянная церковь, которую начал строить в 90-х гг. один из местных предпринимателей вместо старой церкви, разрушенной еще в советское время, однако церковь осталась недостроенной, в ней не проводится служб, а в селе нет своего священника. Таким образом, если родители хотят, например, крестить ребенка, то они едут для этого в районный центр – в город Вытегру. Итак, вернемся к представлениям о смерти. Наиболее красочная картина отношения к смерти, как можно догадаться, предстала передо мной при общении с детьми. Для них смерть – это, прежде всего, некая персонифицированная сущность, которая «приходит, наше тело забирает и на небо улетает» (Даша, 11 лет). На небе же смерть живет вместе с Богом и ангелами. Ее можно даже описать: она кровавая и ассоциируется с покойниками и холодом; она красная, злая; некоторые дети считают, что она черная и с косой. Смерти дети боятся, потому что им страшна физическая боль, с которой у них ассоциируется смерть, и «потому что мы хотим жить, а она может нас убить» (Настя, 9 лет). Жить они чаще всего хотят до ста лет, а иногда называют даже бóльшие числа. Одна девочка на вопрос о том, до скольких лет она хочет прожить, ответила: «Я не знаю, до скольких, но я хочу прожить такую жизнь, чтобы… как… все родные и близкие люди были рядом со мной. Когда их не станет, то смысла жизни уже не будет» (Ира, 14 лет). Есть у детей и представление о «плохой» и «хорошей» смерти; например: «Я-то думаю, лучше всего умереть самому, не чтоб тебя не убивали… сердце может остановиться как бы и всё» (Кирилл, 10 лет). Подобное противопоставление «легкой» и «тяжелой» смерти имеется и у взрослых. На вопрос «Можно ли узнать заранее, когда и как человек умрет?» у детей, как и у взрослых, нет однозначного ответа: одни считают, что нельзя; другие – что смерть могут предсказать гадалка, цыганка (Даша, 11 лет) или «какой-нибудь волшебник» (Кирилл, 10 лет). Иногда дети объединяют или скорее смешивают понятия души и духа, однако по большей части все же их дифференцируют. Душа умершего, по их мнению, прозрачная, ее не видно, но известно, что это образ человека; иногда ее могут увидеть родные или близкие, если очень любят умершего (Ира, 14 лет). После смерти люди превращаются в духов. «Когда я умру, то стану духом и буду приходить к своим родителям и друзьям; буду жить на небе вместе с Богом и умершими друзьями и родственниками… мы построим там небесный дом» (Кирилл, 10 лет). На вопрос «Как вы будете там жить?» мальчик ответил, что они будут жить так же, как и на этом свете. Тем не менее, не все духи живут на небе, так как существует деление на родных духов и чужих, то есть на умерших родственников и посторонних людей. Чаще всего родные после смерти живут на небе, а чужие – в могилах. Родные духи добрые и не могут причинить ребенку зла, а вот «неродные могут, потому что, например, на меня вдруг кто-нибудь будет злой и придет ночью и меня напугает» (Кирилл, 10 лет). Некоторые дети говорят, что не знают, что произойдет с ними после смерти; один из них ответил, что когда умрет, то полетит «на небо… там Боженька» (Ваня, 13 лет). Но более распространенное мнение о загробном существовании – это вера в ад и рай. Первые фразы при мысли о рае и аде у детей примерно таковы: «Рай – это хорошо, а… а ад – фу, плохо» (Ваня, 13 лет). Дальше сразу поясняется: «после сорокового дня на третий день только он [человек] попадает в рай или в ад. Если человек, ну, плохое совершил, много плохого на земле, он горит долго-долго в аду, а потом только попадает в рай» (Маша, 12 лет). Помимо горения, в аду можно также «отрабатывать» свой грех в наказание за его совершение, а после его «отработки» быть прощенным (Ира, 14 лет). Ад находится внизу, под землей, а рай наверху, на небе. В раю «главным» является Бог, в аду – Дьявол. Однажды было высказано мнение о том, что пока грешники горят в аду, праведники выполняют в раю определенные божественные приказы, например, вызывают дождь. Девочка 11-ти лет рассказала о том, что души после смерти подвергаются взвешиванию: «Это, что на небе вота наша душа она идет как бы на весы, например, сколько у нас есть добрости, а сколько злости. Например, если злость перевешивает добрость, то мы улетаем в злой мир, а добрый… это добро, то мы улетаем в добрый мир. [А миры эти где?] Это всё на небе» (Даша, 11 лет). В представлениях детей существует неразрывная связь между миром живых и миром мертвых. Об этом говорят не только многочисленные вызывания и страшилки, но и сны, как один из самых распространенных видов влияния мертвых на живых. Вот рассказ об одном из таких сновидений: «Мы [информант и его покойный дедушка], короче, плыли с ним [с дедом] на лодке далеко-далеко где-то и вот. И он мне всякие стихотворения рассказывал и целую кучу, целый пакет… даже целых два пакета дал сладостей. Потом обратно плыли, я эти два пакета съел» (Кирилл, 10 лет). Представления молодежи гораздо менее красочны, чем представления детей. Своеобразным ключом к взглядам молодежи на загробное существование души может служить, на мой взгляд, следующая фраза одной из информанток: «Ну, не совсем верю и не совсем отрицаю. Где-то так, посередине» (Юлия, 30 лет). Наиболее характерным для молодых людей является сомнение. Они как бы отодвигают от себя мысль о смерти, не хотят о ней думать (большинство опрошенных мной молодых людей даже не задумывались о смерти до разговора со мной); смерть еще очень от них далека. Умирать, конечно, никто из них не хочет. Большинство боятся смерти, хотя некоторые это отрицают; впрочем, многие, по-видимому, действительно не испытывают страха перед смертью. Безусловно, молодежь в основном хочет жить долго. Только одна девушка сказала, что не хочет доживать до старости, «потому что жизнь не очень хорошая» (Алёна, 28 лет). Многие уверены, что нельзя предсказать смерть; впрочем, одна информантка считает, что ее предсказывают «телепаты». В жизнь после смерти молодежь скорее не верит, хотя и надеется на нее. Например, одна девушка сказала: «Я думаю, что если человек умрет, то потом он заново родится или… ну, хотя бы, допустим, ну, перевоплотится во что-то другое, хотя бы даже неживое, но все равно дальше существовать будет» (Наталья, 20 лет). Молодежь верит в существование души, но представления о ее загробном существовании разделяются. Некоторые информанты колеблются между верой в ад и рай и верой в другое измерение, другую вселенную, планету и перерождение; у некоторых сосуществуют оба представления: сначала ад или рай, потом перерождение через несколько лет. Ад молодежь, как и дети, помещает под землей (один вариант – в центре земли (Юля, 21 год)), а рай на небе. Возможно, из-за того, что опрошенная мной молодежь в основном работает, они считают, что в аду люди тоже работают, а вот в раю отдыхают. Если говорить о влиянии умерших на живых, то здесь мнения разнятся: кто-то в это верит (например, в общение через сновидения), кто-то нет, но большинство считает, что покойники не играют никакой роли в жизни живых. Люди среднего возраста – наиболее «труднодоступная» категория. Они неохотно разговаривают на тему смерти и стараются от нее как бы закрыться. На большинство вопросов отвечают «не знаю». Но все-таки мне удалось сделать некоторые выводы. Если для молодежи характерно сомнение, то для людей среднего возраста — скорее неверие. Многие не верят ни в ад, ни в рай, ни в переселение душ, но, тем не менее, считают, что эти самые души где-то все-таки живут (скорее всего, на небе), хотя и в этом люди тоже не могут быть уверены. Смерти люди среднего возраста, как правило, не боятся и надеются на то, что им посчастливится уйти из жизни, следуя поговорке «с ног да в гроб». Пожилые люди больше размышляют о Боге и о смерти, их представления о загробном мире заметно богаче. Боятся ли пожилые люди смерти? «Ак чего бояться-то ее? – чаще всего отвечают они. – Только я одного боюсь, что очень перед смертью когда люди мучаются. Ой, ужас! А если бы вот так умереть, как мама [умерла во сне], дак я хоть завтра готова» (Геранькина Г.В., 73 года). Только одна женщина из опрошенных призналась, что боится смерти. Почему пожилые люди не боятся смерти? По данным моего опроса получается, что этот страх проходит у них примерно в возрасте 60 лет, когда они уже достаточно много прожили. Однако и внутри этой социальной группы можно найти различия. Так, пожилых людей можно условно разделить на две группы. К первой группе относятся люди, живущие в семье: это пожилые пары, к которым часто приезжают дети и внуки, у них достаточно хороший по деревенским меркам достаток. Эти пожилые люди относятся к смерти спокойно, не боятся ее, но и не стремятся к ней. А представители второй группы – это люди одинокие; некоторые из них похоронили многих родственников и даже детей и теперь просто не видят смысла продолжать жизнь. Один мужчина на вопрос, боится ли он умереть, ответил: «Нет, не боюсь. Я согласен хоть сегодня. [Почему?] Дак чё? А чё будет? Я прожил, хватит. [А подольше пожить не хотите?] Ой… а зачем? Мучиться… Конечно, на себя рук я накладывать не собираюсь, ну а придет смерть, с удовольствием» (Филатов Ф.А., 76 лет). Кстати, здесь можно сказать и о том, что в приведенной цитате не случайно говорится «смерть придет», поскольку для многих пожилых людей смерть так же, как и для детей, является персонифицированным образом: для одних это женщина в белом (Андрианова Л.Н., 73 года); а для других и гораздо более страшное существо. Вот одно из самых впечатляющих описаний: «Она приходит такой старухой, что это жуть… черная, волосья длинные, дыбом, руки сухие, тонкие, ноги, как соломины. Всё туловище такое, что вот взял рукам да перервал… такая она страшная: глаза выпуклые, даже на голове тут такой лобозина белый, череп даже видно, не то ещё, кожи даже нет на этой… на лбу. Так вот глаза такие выпуклые, носина длинный! Ой-ой-ой, избави Бог» (Богачев Р.И., 73 года). Пожилые люди зачастую верят в ад и рай. Только один мужчина утверждал, что не верит ни во что подобное и что все это придумано церковью, чтобы забивать людям головы; не зарегистрировано также ни одного случая веры в переселение душ. Встретилось интересное мнение о том, что и ад и рай находятся на небе, потому что, когда на похоронах раскапывают землю, ничего похожего на ад не находят, а значит, его там нет. В раю, как и полагается, люди отдыхают, а вот в аду на грешнике возят смолу (Чайковская Г.Я., 70 лет); его эксплуатируют, он работает: «говорят, что воду возят да кирпичи возят, заставляют в рабах быть» (Евсеева А.В., 71 год). Несколько опрошенных рассказали о том, что после смерти душа попадает на суд, который решает, будет ли она жить в раю с ангелами, или в аду, где на грешниках ездят черти (Андрианова Л.Н., 73 года). Есть и еще один вариант представлений о перипетиях души после смерти. О нем нам поведали два информанта (мужчина 76 и девушка 20 лет), абсолютно независимых друг от друга. Вот, например, мнение мужчины: «Если ты, говорят, чем-то проказничал – сразу в рай не попадешь, а будешь сторожем. Вот говорят, что если примерно помер человек сейчас, ну, значит ён... похоронили, он будет первые дни стоять сторожем у ворот на кладбищо, а как после него кто-то помрет, значит ён уходит, тот будет сторожем там» (Филатов Ф.А., 76 лет). Многие из пожилых людей верят в то, что им помогают их умершие родственники. Например, одна женщина рассказывала: «Я думаю, дак, помогает мне мама [умершая много лет назад], помогает. Вот я два раза пала, а вот руку не сломала, она меня задержала» (Евсеева А.В., 71 год). Теперь можно сделать некоторые выводы и предположить, почему же меняется отношение к смерти на протяжении жизненного пути человека. Как мне кажется, здесь не обойтись без проблемы информации. В детстве ребенок узнает о смерти и формирует свое отношение к ней через рассказы взрослых, скорее всего бабушек, поскольку именно они зачастую воспитывают своих внуков. Возможно, поэтому представления детей о смерти близки представлениям пожилых людей. Дальше ребенок растет и начинает познавать мир через книги, фильмы, рассказы школьных учителей и друзей. И он формирует уже иное видение проблемы смерти, но пока не совсем четкое, поскольку не хочет «залезать» в это глубоко, ведь смерть еще очень далека и все мысли молодого человека направлены на его настоящую жизнь. Затем этот молодой человек взрослеет, к нему поступает еще больше информации и он начинает ее больше и больше размышлять. Какие-то жизненные ситуации и жизненный опыт делают из человека среднего возраста почти атеиста. Например, у многих появляются проблемы в семье или на работе, которые они не могут разрешить; к тому же некоторые люди теряют близких или страдают от каких-то серьезных болезней и т. д., после чего перестают верить в то, что Бог существует, раз он смог допустить такие несправедливые действия относительно этих людей. Они перестают надеяться на Бога и привыкают надеяться только на себя. Но затем наступает старость и человек зачастую снова приходит к Богу, поскольку близка смерть и нужно морально к ней подготовиться. Смерть начинает восприниматься как некая заслуга, ведь она может быть и легкой, и тяжелой, а чтобы облегчить смерть, нужно угодить Богу. Таким образом, если вернуться к разбираемой в начале статьи теории Филиппа Арьеса, то можно точно сказать, что представления о смерти зависят не только от исторического времени, когда живет человек; они формируются и развиваются еще и в зависимости от возраста человека. Люди постепенно изменяют свое отношение к миру, а как следствие меняется и понимание смерти и мира после смерти.