О.А. Симонова. «У многих женщин судьбы такие…»

Об авторе

В 2005 году в ходе очередной пудожской экспедиции под руководством А.Л. Топоркова в рамках одной семьи мною было проведено исследование женских биографий и гендерных представлений женщин. Моими респондентками были три женщины разных поколений: бабушка, мать, дочь. Целью было сравнить их жизненные стратегии, взгляды на семью, отношения с мужчинами. Я хотела понять, что в их взглядах сформировано под влиянием семьи, а что приобретено личным опытом. Какова доля традиционных деревенских представлений, и какое влияние оказал на их мировосприятие и мировоззрение город? Какие ценности у этих женщин, и как с ними согласуется их реальная жизненная практика?
 Сначала небольшая биографическая справка о каждой.
Анна родилась в 1933 году в деревне Пудожского района. Она окончила педучилище, всю жизнь проработала в детском саду. В 1957 году вышла замуж за мужчину на год младше ее, родом со Смоленщины. Для обоих это был первый брак. Вскоре после свадьбы они переехали в город. Муж Дмитрий работал электромонтажником, умер в 2004 году.
У них одна дочь Татьяна, родилась в 1958 году в городе. Окончила педагогический институт, преподает в школе. Вышла замуж в 28 лет. Родила дочь Наталью.
Наталья, 18 лет, учится в институте на психолога.
Все три женщины - городские жительницы, живут в довольно крупном промышленном городе. Анна живет одна, Татьяна - с мужем и с дочерью. После смерти дедушки Наталья часто навещает бабушку, несколько раз в неделю ночует у нее. Женщины много общаются между собой. Стиль общения между Анной и Татьяной - это обмен личным опытом, в отношении Татьяны к Наталье присутствует воспитательный элемент. Анна стремится познакомить Наталью с трудностями семейной жизни, а потому и более откровенна с ней, чем Татьяна.
Наш разговор происходит в деревенском доме, где родилась Анна, и куда, как на дачу, каждое лето приезжают эти женщины. Анна живет в деревне с мая по сентябрь, то есть практически половину года, следовательно, так или иначе является постоянным реципиентом деревенских ценностей. Правда, нельзя сказать, что она полностью погружена в эту культуру: помимо ее семьи в этой деревне живет только одна семейная пара (немного младше Анны по возрасту), а ближайшая крупная деревня расположена в получасе ходьбы.
Важно отметить, что для Анны ее семейная жизнь предстает как завершенный этап жизни, уже сложившийся и неизменный, в то время как ее дочь и внучка продолжают строить отношения с противоположным полом. Этот факт определяет различные стратегии в повествованиях женщин. Анна очень откровенна, Татьяна предпочитает ссылаться на чужой опыт (подруг, книг) и неохотно показывает «изнанку» своей семьи. Наталья, за отсутствием личного опыта, проявляет робость в суждениях, всегда ориентируется на мнение старших. В цитатах полностью сохранен разговорный стиль высказываний.
Замужество. Анна с будущим мужем работала в одном поселке, она в детском саду заведующей, он монтажником, случайно познакомились. Стали встречаться, ходили вместе на танцы, «недолго дружили», через три месяца поженились. Анна объясняет, чем ее заинтересовал будущий муж:
- Ну, он сирота. У меня как-то, у меня жалость, потом симпатичный парень, выcокий, красивый он, конечно, был .
- Ну мне уже было тоже двадцать три года почти. <...> И время мне так вроде замуж выходить. Парень нравится.
- Да, конечно, я не любила так, что вот, вот идешь и с первого взгляда. Но он мне понравился с первого взгляда. <...> А потом как-то и попривыкла, потом и нравился очень.
Свое окончательное решение выйти замуж Анна объясняет обстановкой общежития, в котором жил ее будущий муж. Она случайно зашла туда и увидела бардак, кучу пустых бутылок и консервных банок; мужчины собирались продолжить попойку.
- Меня все это так шокировало. И вот стою и думаю, я это думаю с собой: «Всё, выхожу за Диму замуж, больше в это общежитие его не отпущу».
Итак, можно выделить три причины замужества Анны. Одна из них определяется традиционными представлениями о возрасте вступления в брак. Правда, в данном случае этот возраст несколько выше, чем обычный возраст деревенской невесты (18-20 лет), что подкрепляется внутрисемейной традицией. Родные Анны по женской линии не торопились связывать себя узами брака: например, ее бабушка вышла замуж поздно, в двадцать четыре года.
Поэтому можно предположить, что возраст - это не главная причина, она только привлекается в поддержку уже принятого решения. Другая причина - личная симпатия к жениху - также не является основной. При этом стоит отметить, что Анна отмечает только внешние характеристики жениха, не задумываясь о его внутренних качествах. Определяющим фактором решения о замужестве становятся такие черты характера Анны, как эмоциональность и жалостливость, то есть особенности, традиционно считающиеся женскими.
Анна, размышляя о браке, ориентируется на традиционные гендерные представления: понятие о возрасте замужества, взаимное влечение друг к другу, женская жалость к мужской неустроенной жизни . Разрыв с традицией наблюдается только в самостоятельном решении невесты о браке. Этот вопрос уже обсуждался с женихом, но окончательное решение Анна принимает сама, достаточно спонтанно, под влиянием эмоций. О свадьбе не сообщает даже матери, жившей в другой деревне. Важно отметить намерение Анны перевоспитать мужа, отучить его от вина, но сделать это ей в итоге не удается.
Решение о замужестве Татьяны, дочери Анны, было гораздо более обосновано и менее эмоционально. Но так же, как и у ее матери, одной из причин был возраст, представление о том, что пришло время. Однако если в рассказе Анны возраст - дополнительный фактор, то для Татьяны это основная мотивация.
 - Я пока была не замужем, кавалеров у меня достаточно было, да? Но я пока была молодая, мне как-то замуж не хотелось. А где уже... где-то уже, вот это уже мне было двадцать шесть-двадцать семь, вроде я уже подумывала, что пора замуж выходить.
 Татьяна так описывает свое первое впечатление от будущего мужа:
- Я не скажу, что он сразу на меня такое впечатление произвел, что сразу я в него влюбилась. Ну так, ничего, вроде понравился, начали встречаться. <...> Ну, и вроде дальше - больше. И потом уже вроде и возникли чувства какие-то. И, ну и через полгода решили пожениться. <...> Ну, я не скажу, что была такая всепоглощающая любовь, как в семнадцать лет бывает, этого не было, но то, что вот я представила себе, что мы расстались <бы>, мне уже не хотелось этого, и поэтому я... А потом уже, действительно, я уже была готова к тому, что мне пора семью создавать. Ну, и я видела, что он человек действительно надежный, стабильный, я видела, что он меня любит, я видела, что он работящий, то есть, в принципе, не ленив и семью будет стараться обеспечивать. <...> И поэтому согласилась выйти замуж за него.
Как и у Анны, у ее дочери не возникает любви с первого взгляда. Но в отличие от Анны, для Татьяны чувства имеют большее значение, хотя поступок определяется не ими. Татьяна очень рационально подходит к своему выбору. Если Анна акцентировала внимание на внешности своего жениха, то для ее дочери важны внутренние качества мужчины. Она оценивала его с позиции, годится ли он ей в мужья. Уверенность в мужчине и в том, что он будет содержать семью, определила выбор Татьяны. Таким образом, в данном случае важны не только личные симпатии, но и черты характера, становящиеся основой для прочной семейной жизни. То есть Татьяна изначально рассматривает свое замужество не с позиции я-он, как делает ее мать, а задумывается о будущем продолжении своих взаимоотношений с мужчиной, создавая более сложную конструкцию я-он-наша семья.
Для Татьяны замужество - это только собственное решение. В рассказе Анны, помимо собственного решения, присутствует мотив некоей заданности свыше ее встречи с мужем. Она объясняет собственное замужество причинами, не зависящими от решения людей . Она говорит, что их встреча - это судьба. И мотивирует это высказывание следующим образом: будущий жених хотел из армии демобилизоваться в Пудожский район:
- Он говорит: «Я посмотрел на карту, Онежское озеро увидел, пальцем ткнул в Пудож, - говорит, - вот я сюда демобилизуюсь».
Сначала внешние причины помешали осуществиться этому намерению. Через некоторое время его друга по училищу распределяют на работу в тот поселок, где работала Анна, но он не хочет туда ехать и просит Диму поехать вместо него. Тот соглашается:
- И приехал туда. И вот мы вот встретились так. Видимо, я говорю, что какая-то судьба все-таки есть.
Обе женщины вскользь упоминают о том, что мужчина первым заговорил о свадьбе, но для обеих именно их собственное решение было главным. Поэтому, несмотря на различие двух ситуаций, важны представления женщин о себе как об активных строителях своих жизней.
Наталья, внучка Анны, пока не замужем. Она подходит к теме семьи с робостью. В ее ответах чувствуется страх перед родителями и бабушкой. Она впитала в себя представления, царящие в семье, но вместе с тем ориентируется на современные отношения полов, распространенные в молодежной среде провинциального города. Так, она полагает, что рожать вне брака нельзя только потому, что родители не поймут.
Она считает, что замуж надо выходить после института, где-то в 22-23 года. На вопрос «Почему?» она отвечает так:
- Не знаю, вроде как, мне кажется, детей лучше в это время заводить, потому что вот когда ты растешь, уже потом не понимаешь своего ребенка. А так, пока ты молодой, и как бы лучше будет взаимопонимание, если тебе... А просто так же <без брака> не будешь рожать никак.
Как и в рассказах Анны и Татьяны, у Натальи есть представление о возрасте, когда нужно выходить замуж. Она привязывает его ко времени рождения ребенка. То есть Наталья, как коренная горожанка, не ориентируется на традиционный для деревни возраст замужества (как делали ее мать и бабушка), она дает собственную мотивировку, не встречающуюся в рассказах ее старших родственниц.
Наталья не говорит о своем будущем муже. У нее нет сформированного представления о том, каким он должен быть. У нее есть молодой человек, однако она не собирается выходить за него замуж, хотя он ей это предлагал. Наталья думает, что еще «не нагулялась», она хочет повстречаться и с другими парнями:
- Чем больше людей как бы узнаешь, тем больше понимаешь, что уже что-то ценишь, что тебе нужно там или там, что ты ищешь в человеке. А если, допустим, там три-четыре было там или пять мальчиков, ну, что тут можно понять, мне кажется.
Вероятно, с мужской точки зрения, такой подход мог бы вызвать осуждение, однако для Натальи он вполне органичен. Важная категория в рассказе Натальи - это понимание. Ей важно понимать собственного ребенка, важно понимать жизнь, разбираться в людях. Она ищет жениха, стараясь обрести это понимание, найти его собственным опытом. Она не берет готовые представления, а хочет сама определить ценности, качества, которыми должен обладать мужчина. С матерью и бабушкой ее объединяет самостоятельность поступков, собственный, независимый выбор.
В представлениях Натальи брак прежде всего связан с рождением ребенка. Если Анна рассматривала семью как отношения я-он, Татьяна - как я-он-наша семья, то для Натальи эта конструкция выглядит следующим образом: я-ребенок (посредством брака)-муж. То есть можно наблюдать, как опыт предыдущих поколений учитывается в каждом новом поколении. Брак все последовательнее трактуется как средство получения женщиной ребенка.
Татьяна полагает, что еще рано говорить о замужестве Наташи, пусть пока ищет, выбирает. В то же время молодого человека своей дочери Татьяна оценивает как ее потенциального жениха. Здесь она применяет те же характеристики, что и при выборе собственного жениха: надежен, неленив, будет обеспечивать семью, не чурается работы, не пьет.
Татьяна, в общем, относится лояльно к гражданскому браку и имеет подруг, которые в нем состоят. О решении некоторых жить гражданским браком она рассуждает так:
- Каждый человек сам свою судьбу строит, и если он считает, что ему так будет лучше, ну, его право, правильно?
В то же время Татьяна не хотела бы такого опыта для своей дочери. Она считает, что гражданский брак порождает мужскую безответственность. Вторя своей матери, Татьяна думает, что девушка, жившая до брака с другими мужчинами, будет постоянно сравнивать мужчин, потом начнет изменять мужу. Мальчику же, полагает Татьяна, выгоднее начать жить гражданским браком, потому что он получает от девушки все, что хочет, не возлагая на себя никакой ответственности.
Таким образом, в оценке потенциального жениха Натальи Татьяна сохраняет те же критерии, которыми руководствовалась в молодости. А в оценке женского целомудрия заимствует мнение своей матери, она против добрачных половых отношений.
Сексуальные отношения. С темой замужества напрямую связана тема секса. Об этом больше всех говорила Анна. Запрет на секс до брака в рассказе Анны не имеет нравственной основы, а связан исключительно с его репродуктивными последствиями. Анна объясняет, что деревенские девушки не знали, как предохраняться, а аборт при первой беременности делать боялись:
 - Но думать вот о первом, первый ребенок - об аборте, даже и разговора никакого не было. А поэтому вот мы, вот почему мы не соглашались жить до <брака>. <...> Потом понятия не имели о предохранении мы. Ведь сейчас дак, может, девушки предохраняются, так за счет этого не боятся, что вот вне брака родят... А в то время роди-ка вне брака, это было, вы знаете, какой позор. Это еще сдерживало, стимул.
 Поэтому на многочисленные интимные предложения парней Анна всегда отвечала отказом. И сейчас она осуждает интимные отношения до брака. Но при этом ее реальная жизненная практика противоречит ценностным установкам : сама она лишилась девственности до брака. Правда, для себя Анна находит оправдание: она согласилась на это, уверенная в том, что выйдет замуж:
- Я в таком вот порыве, что мне вот его жаль, что он в этой атмосфере живет. Но я знала, что он никуда от меня не денется, точно я знаю, что мы женимся.
Знание о сексе принадлежит к тайным. Половое воспитание в семье полностью отсутствует. Анна, сделавшая три аборта, ничему не учит дочь, ни от чего не предостерегает. Анна полагается на то, что дочь сама все знает. Но та тоже сделала два аборта. Единственное наставление, которое мать дает дочери, звучит так:
- А как, так и говорила, что, Таня, любить-люби, но девкой воля, в каждом доля (есть такая пословица), но... спать не ложись.
Таким образом, об интимной стороне семейной жизни мои респондентки предпочитают молчать, и это в рамках традиции.
Супружеские измены. Важное место в рассказах Анны занимает история ее матери. Она описывает ее несколько раз, охотно уточняя детали. Эта история уже получила в рассказе Анны жанровую законченность. Ключевой момент повествования - это измена отца, разрушившая семейное счастье матери Анны.
История брака родителей Анны заслуживает особого рассмотрения, так как, во-первых, интересна сама по себе, а во-вторых, показывает, как меняются представления Анны, когда она рассказывает о своей жизни и о жизни матери. Многие события жизни родителей объясняются ею вмешательством таких укорененных в деревенском мировоззрении явлений, как колдовство, приговор, порча и т.п.
Отец Анны Тимофей, рано потеряв родителей, остался в двадцать лет один с младшими братом и сестрой. Необходимость иметь в доме хозяйку вынуждает его жениться. Это типичная деревенская мотивация женитьбы в подобных случаях. Но Тимофей, по словам Анны, «женился ненормально». Сначала он посватался к одной девушке и получил согласие, но, вернувшись домой, раздумал. И решил жениться на Лизе (матери Анны), с которой он до этого гулял. Лиза не знала об уже состоявшемся сватовстве и согласилась на брак. Анна рассказывает, как отомстила обиженная девушка:
- Наняли колдуна и испортили, как говорят. Мама говорила, что «вот я спать лягу, дак мне, - говорит, - он медведем кажется. Я обнять не могу, не пододвинуться, ничего».
Родственница, жившая с молодоженами в одном доме, сообщила матери Лизы о том, что они «худо живут». Та отправилась к своей родственнице-колдунье. Анна рассказывает про колдунью:
- И та пришла сюда <в дом, где жили молодые, и где происходит беседа>, говорит: «Анна <так звали бабушку нашей Анны>, раньше-то ты что думала?» Вот какое-то колдовство было положено в костер. Дак она <колдунья>, - говорит, - несколько дней приходила сюда. И что она там шептала, и поила обоих <молодоженов> или не знаю чем: водой или... Ну, наладила их жизнь, более-менее стали жить.
Но, по мнению Анны, эта порча отразилась на дальнейшей семейной жизни ее родителей. Хотя, возможно, семейные неурядицы объяснялись довольно прозаичной вещью - любовью отца к женскому полу. Характер его, по словам Татьяны, был «гуляльный».
Анна очень подробно и красочно рассказывает о том, как у ее отца появилась любовница, как ее мать пыталась расправиться с ней, гонялась за ней с погонялкой <крепкая палка, которой погоняют лошадей>, с ухватом, огрела погонялкой мужа. Анна считает, что это девушка, отец которой был колдуном, приворотила ее отца. Анна вспоминает отца, его разговор с ее матерью:
- И вот отец тут лежит и плачет. Он пришел оттуда <от любовницы> вечером поздно и говорит: «Я бы лег с тобой, а встал бы там, меня приколдовали, я не могу. Меня хоть разорви. Мне к тебе надо, и туда также».
Будучи не в силах решить проблему, отец Анны записался в армию. Он несколько раз навещал свою семью, приезжал в отпуск. Анна вспоминает, как в последний раз видела отца:
- В поле мы его провожаем, и он обронил, <...> потерял перчатку. И он говорит: «Привычка, говорят, есть, такова примета, что не вернешься, как вот что уронишь, да потом и не подберешь, оставишь на дороге там где-то». Ну и на самом деле.
Он хотел помириться с женой, звал ее на новое место жительство, она уже собралась ехать к нему, но война помешала вернуть счастье.
Так же, как и у ее матери, измена разрушила семейное счастье Анны. Это не была измена в физическом смысле, у мужа Анны была болезнь, не позволявшая ему этого сделать. Измена ее мужа была связана с его пьянством, он часто навещал другую женщину, пил с ней. Узнав об этом, Анна сходила к этой женщине, забрала свои пропавшие вещи. Та сказала Анне, что ее муж ходит к ней уже не один год. Анна описывает свое состояние, когда она вернулась домой:
- Я-то, маски <подаренные братом и оказавшиеся в доме этой женщины> я забрáла, подошла, ну чего делать? Вот в таком в шоке. Он <муж> лежит на диване, выпитый немного, раз он мне все это разболтал, я... Тапки мои лежали, но такие тапки были, там каблук, я не знаю, какой. Я его ударила по лицу, у него все глаза так опухли и кровь. Ну, тем и зако<нчилось>... Чем закончи<лось>? Вот тут, вот с того времени у меня как вот любовь вся моя кончилась, можно сказать.
Анне было очень тяжело перенести измену мужа. Когда она рассказывает об этом, речь ее, прежде такая стройная и логически связная, становится прерывистой, эмоциональной. Можно лишь выудить такие характеристики ее состояния, как решение о разводе, рыдания, жалость к мужу из-за его болезни, лед в душе, тяжесть. Анна говорит, что развелась бы, если бы у нее была возможность купить квартиру. Такой возможности не было, она осталась жить с мужем. В последние годы его жизни они жили очень спокойно и мирно. И Анна говорит, что, несмотря ни на что, любила мужа.
Анна рассуждает об универсальности своей судьбы, о схожести жизни разных женщин:
- Вы знаете, наверное, у многих женщин судьбы такие. Нет таких идеальных семей! Нет. А мужья дак все изменяют до единого.
 Все деревенские мужики, по словам Анны, изменяли своим женам, но вот только с кем они изменяли - она не знает. Ведь деревенским женщинам некогда изменять. Бабушка и мать Анны после гибели мужей не стали вторично выходить замуж. Бабушка отказала мужчине, которого любила до замужества. Свой отказ она мотивировала тем, что отца для своих троих детей ей не найти и что она будет верна одному.
 - Да они так работали физически, им не до замужества. Ни выходных ведь, ничего не было, ни праздников.
Анна не может представить, что в ее жизни мог бы появиться другой мужчина, с которым она изменила бы мужу. Когда знакомая, отмечая хорошую фигуру Анны, интересовалась, не обращают ли мужчины на нее внимания, Анна ответила:
- Да я на них не обращаю внимания, потому и на меня никто не обращает.
И вспомнила, что ей только один раз понравился другой мужчина. Вообще, в замужней жизни Анны случалось, что мужчины объяснялись, делали интимные предложения, но она хранила верность мужу. Она рассказывает про одного мужчину:
- У него жена как раз лежала, по-моему, на сохранении, а мой в командировке, он вроде бы не против. Я: «Да ты, Боря, у тебя вообще мозги-то на месте или нет?» <...> Я Димушку боготворила, можно сказать, что уж такой он у меня красивый.
Итак, очевидно, что Анна придерживается распространенного мнения о том, что адюльтер со стороны мужа - частый спутник брака. В своей жизненной практике она находит этому только подтверждения.
Татьяна считает верность одним из самых важных качеств для нормальной семейной жизни. Она отказалась выйти замуж за очень привлекательного молодого человека, мотивировав свой отказ тем, что в этом случае она бы всю жизнь страдала от ревности. Измену в своей семье она и представить не может. Если бы ей был нужен другой человек, тогда, говорит Татьяна, она бы сказала об этом мужу и разошлась бы с ним.
Женское счастье. Несмотря на все семейные неурядицы, Анна любила своего мужа:
- Я очень тосковала, когда он в командировки уедет, писала ему такие письма. И он писал, хотя он говорит: «Писать не люблю». Но напишет там мне: «Все хорошо очень», что и любит и все такое. <Смущается.> И скучает.
- У нас вот, со стороны люди думают, что у нас семья самая-самая счастливая, лично у меня. И многие завидуют, что мы хорошо вот прожили.
Наталья также думала о бабушкиной жизни:
- Я думала, что у нее очень счастливый брак, что дедушка был очень хороший. Но потом оказывается, мы поговорили, она такая: «Нет». Там всякие были проблемы. А я так подумала, мне кажется, что ни у кого не бывает счастливого брака абсолютно. Вот я смотрю, вот у знакомых, там еще у кого-то.
Думая теперь о своей жизни, Анна находит свое счастье в детях:
- У меня дочка... Очень хорошую вырастили, счастлива дочерью, внука <диалектизм, означает: внучка>...
 Татьяна, как и ее мать, думает, что женщина обретает счастье в детях:
 - Все равно семью нужно создавать, в любом случае. Сложится-не сложится жизнь, но хотя бы чтоб ребенок был обязательно у женщины. Потому что, что бы ни вот, каких бы женщина не достигала профессиональных высот, но если у нее нет ребенка, это все равно женщина не состоялась.
Наталья формулирует свое представление о счастливом браке следующим образом:
- Ну, я вообще мечтаю, чтобы там меня очень любили, чтобы была самая главная для человека, и то, чтобы там лелеяли, верность. Ну, и меня, в основном, понимали.
 Здесь она не упоминает о цели замужества - детях, как говорила ранее, брак предстает для нее только как отношения я-он, что частично противоречит тому, что высказывалось ею прежде. Так, мы видим, что представления о браке у Натальи еще очень разрозненны, логически не оформлены, свойственны ее возрасту. Вместе с тем у Натальи много эгоцентрически направленных ожиданий от замужества. Она хочет, чтобы ее любили, за ней ухаживали, она совсем не говорит о своей будущей роли жены. На провокационный вывод о том, что муж должен любить жену, а жене необязательно любить мужа, Наталья ответила так:
 - Ну, я думаю, что муж должен больше любить, но все равно как и жена должна хоть немножко что-то там к нему испытывать, потому что все равно она уйдет куда-нибудь, там загуляет, и он, конечно, может ей простить, но отношения все равно будут другие, хуже.
 Здесь она фактически повторяет мнение своей бабушки. Отсутствие собственного опыта понуждает обратиться к представлениям, сформированным старшим поколением. Хотя в данном случае это суждение, не проверенное ничьим личным опытом, удачно вписывается в традиционные патриархальные представления, лучшим выразителем которых в этой семье является Анна: жена должна почитать мужа, хранить целомудрие как до брака, так и в браке.
Осветив такие вопросы, как замужество, измены и представления о том, что такое счастливый брак, мы затронем несколько тем, которые сами всплыли в процессе разговора, а значит, важны для респонденток.
Пьянство. Первой такой темой стало пьянство - проблема, которую эти женщины знают не понаслышке. Пьянство жениха Анна объясняла себе тем, что он рос без родителей, которые погибли на войне. Также это объяснялось и опасной для жизни профессией:
- Все-таки монтажники, ну, выпивали много.
Она надеялась перевоспитать его, чтобы он бросил пить, но у нее это не получилось. Татьяна, отталкиваясь от горького опыта родителей, хотела выйти замуж за непьющего человека, но и ей это не удалось:
- Мне, конечно, хотелось, чтобы у меня муж не пил вообще. Вот. И пока я еще и замуж не выходила, вот у меня было желание такое, чтоб мой муж не пил. Но сейчас я уже понимаю, что это очень маловероятно, потому что, возможно, конечно, и есть такие семьи, где муж вообще не пьет, но, по крайней мере, среди строителей, я таких не видела.
 Показательно, что обе женщины склонны объяснять причины пьянства не личной предрасположенностью их мужей, а профессией. Снова поступки человека определяются не его собственной волей, но внешними факторами, которым он не может сопротивляться. Анна говорит, что муж ее был хороший человек, но в нем была «распущенность монтажная». Из-за нее он и пил с женщинами неподобающего поведения.
 - Я говорю: «Дима, зачем ты туда ходишь?» <Он отвечает:> «Вот у тебя ж материться нельзя, а там я вот веду себя вольно, как по-монтажному, что, что хочу, то и делаю». Как надо напиться и там материться и что хочешь, дак досыта. В такой вот обстановке. Ну, монтажная эта жизнь.
 Разница в уровне образования супругов и их социальных положениях влечет за собой стремление мужа найти соответствующий его уровню круг общения и интересов.
Татьяна с мужем также люди разного культурного и социального уровней. Но разница в образовании, по мнению Татьяны, не влияет на ее отношения с мужем:
- Я никогда не стараюсь показать или доказать, что я лучше его. То, что я хорошая жена, он и так сам знает, тем более все его друзья постоянно говорят ему об этом. 
Материальные проблемы и жилищный вопрос. Следующим моментом, на котором акцентирует внимание Анна, является жилищный вопрос. Так получилось, что многие обстоятельства ее личной жизни напрямую зависели от этой проблемы. Квартирный вопрос «не позволил» Анне завести второго ребенка .
 - Надо было бы второго бы ребенка-то, но кто... невозможно, мы же в одной комнате жили, потом <муж> выпивает, а комната была холодная.
 Решение об аборте Анна принимает сама, не советуясь с мужем, а только сообщая ему об этом. Мужчина снова, как и при решении о замужестве, самоустраняется от высказывания собственного мнения по ключевым вопросам семейной жизни:
- Я говорю: «Рожать как второго ребенка?» <Он отвечает:> «Ну, знаешь, как хочешь». Я говорю: «Ну, во-первых, материально было невозможно». Одна зарплата и выпивает, вот. Потом холодная комната. Я как подумаю: «Второго ребенка родить». <...> Нельзя было устроить, очень сложно было устроить ребенка в садик или в ясли, понимаете? И я как представлю, что если я второго рожу. И с двумя что делать на одну зарплату? Это погибель. Просто я разумно вот так.
 Анна сама анализирует собственную жизнь. Видя и оценивая сегодняшнюю ситуацию, Анна оправдывает поступки прошлого. Она говорит о своем первом аборте:
 - Скорей всего, был мальчишка. Конечно бы, хотелось бы парня. Но вот как бы сложилась жизнь. Может быть, пил бы так же, как Дима, не знаю.
Конфликты с мужем, возникавшие на почве его пьянства, не могли быть решены разводом:
 - Но куда денешься? Во-первых, были такие <мысли>, что думаешь: «Вот разведусь». <...> Но Таня: «Мама, я люблю папу. Не разводись, <не> надо». А потом разведись: мы живем в хрущевке, разменять? Опять мне с соседями жить? И так двенадцать лет жила.
 Из-за проблем с жильем Анна уговорила дочь не рожать второго ребенка. Когда дочь второй раз забеременела, Анна возмущается, заявляет, что им абсолютно некуда поставить кроватку для ребенка. К тому же зять получает мало:
 - Потом попала в такое время, это перестроечное, вы знаете. Очень тяжело, зарплаты маленькие. Не знаю, тяжело-тяжело жили очень. И они-то начинали тоже очень тяжелехонько, когда отдельно уехали. Как раз тут у нас пенсии по два-по три месяца не дают, зарплату на полгода задерживают, в общем, тут как родишь?
 Свою тяжелую материальную ситуацию Анна вписывает в трудную экономическую ситуацию в стране. Таким образом, она сама обобщает, сопоставляет, включает свою жизнь в жизнь общества.
 Анна всегда ущемляла свои личные интересы (не стала рожать второго ребенка, которого всегда хотела, не развелась с мужем, когда жизнь с ним была невыносима). Но такие жертвы совершались не во имя высших целей, а ради относительного жилищно-материального благополучия. Такого же поведения требовала она и от своей дочери. Но Татьяна, выросшая в лучших, чем мать, условиях, меньше значения придает материальному благополучию.
Здесь показательно их обсуждение одной женщины, которая развелась с мужем и вышла замуж во второй раз. Анна считает, что, если бы она осталась с первым мужем, то жила бы беднее. На это Татьяна эмоционально восклицает:
- Господи! Можно подумать, что счастье только в деньгах!
Далее они очень эмоционально обсуждают материальные потребности женщин:
<Татьяна:> Все равно в двух домах жить не будешь и десять шуб на себя не наденешь, а если тебя...
<Анна:> Ну, а все равно хочется женщинам: чем больше, тем <больше> надо.
<Татьяна:> Да брось, мама. Во-первых, не всем женщинам, а, во-вторых, все равно окажется рядом кто-то, у кого все равно есть больше, чем у тебя, или дороже, или на пять каратов больше, или еще чего-нибудь, потому что все равно за всеми не угнаться. И если женщина достаточно умна, чтоб это понимать, она будет смотреть ни на то, у кого больше денег, а с кем жить комфортнее.
Разница в материальных ценностях матери и дочери объясняется, по-видимому, разным жизненным опытом. Анна выросла в деревне, без отца, пережила войну. Логично предположить, что в семье были материальные трудности, которых Анна больше не хочет иметь. Детство Татьяны прошло в материально благополучной семье, поэтому деньги не являются ее главной ценностью.
Наталья хочет иметь одного ребенка, девочку. Ее намерение никак не связано с материальными проблемами, видимо, потому, что она еще не сталкивалась с ними. Свое желание иметь только одного ребенка она объясняет страхом перед родами, перед болью и даже возможной смертью.
Праздники. Довольно часто в своем повествовании Анна обращала внимание на то, как она отмечала праздники. Для нее необходимо вписать свою жизнь в календарно-обрядовый цикл. Важно, чтобы все соответствовало общепринятым в ее окружении представлениям. Празднование ключевых дат жизни - признак включенности в социум:
- Каждый год праздники все я отмечала, все всегда, дни рождения: и его <мужа>, и нас. Мы так это друзей, друзья с его стороны и с моей так, всегда мы вот в компании были, что приглашали.
Она подробно рассказывает о том, как отмечала свою свадьбу, свадьбу дочери, разные праздники, похороны мужа.
На свою свадьбу Анне не удалось купить свадебного платья, на свадьбе не было ни ее родственников, ни родственников жениха, которым даже не сообщили об этом событии. Мать Анны обиделась, что та не пригласила ее, и когда в дальнейшем Анна жаловалась на пьянство мужа, мать говорила:
- Ты много со мной советовалась. Сама выбирала, дак так и живи, мучайся.
Да и сама она говорит:
- Так никто замуж не выходит, как я.
Но, с другой стороны, Анна считает, что «свадьба была настоящая». Она перечисляет следующие неотъемлемые элементы такой свадьбы: машина, много гостей, стол с водкой. Таким образом, ее представления о правильной свадьбе только наполовину соответствуют традиционным деревенским представлениям. Есть пир, который легитимирует свадьбу, но нет родительского благословения, нет первой брачной ночи (которая состоялась раньше).
Множество угощений, машин, большое количество людей необходимо и для проведения хороших похорон. Анна рассказывает, как хоронила мужа:
- А похороны были очень, три стола, два раза садились люди за стол, шесть легковых машин только шло да грузовые. <...> Так вот, похороны очень хорошо. И людей было много. И хорошо его проводили.
Анна всегда отмечала все праздники. Они с друзьями собирались по очереди друг у друга:
- Вот нас три семьи дружат или четыре, значит, если октябрьскую праздновали у нас, то, значит, другой праздник у них. А иногда в складчину. <...> Это монтажная жизнь такая была. В общем, мы ближе к коммунизму были в то время.
Так в советской семье традиционные гостевания становятся проявлением коммунизма. Прослеживается неосознанная попытка Анны связать деревенские и социалистические ценности. Показательно, что они в равной степени важны для нее. Рассказывая о жизни своей дочери, Анна всегда отмечает ее активную позицию в обществе, что оценивается положительно:
- Училась хорошо, ну, всё.. Везде она была, не знаю, в первых рядах, хоть в школе, хоть... хоть и в институте старостой все пять лет была.
Семейные обязанности. Анна практически одна вела все домашнее хозяйство.
- А он такой, ну, муж мой, как сказать, компанейский, безалаберный, можно сказать. В общем, семейная жизнь у нас была как: фактически всё на мне. Но я работала <...> воспитательницей в детском саду, по сменам работала, дак мне, мне возможности было в этой семейной жизни больше, ну, вот для хозяйства домашнего.
 Анна покупала продукты, готовила, убирала. Свою полную ответственность за ведение семейного хозяйства Анна объясняет как характером мужа (его неприспособленностью к семейной жизни), так и своей меньшей производственной занятостью .
 Наталья заимствовала у матери и бабушки традиционное гендерное представление о материальном положении женщины в семье. Так, она полагает, что муж должен зарабатывать, а «у женщины должна быть зарплата только для того, чтобы не чувствовать себя обязанной ему». Хотя Наталья и считает, что относительно решений должно быть равноправие, но хозяйство должна вести женщина:
- Ну, муж все равно должен помогать, потому что всё ей не сделать. Ну, такое, совсем трудное там, это должен делать мужчина.
- <А папа что-нибудь делает по дому?> Ну, пылесосит иногда, когда не я это делаю. И вот за продуктами ходит с мамой вместе. Так и всё.
Таким образом, руководствуясь опытом матери и бабушки, Наталья тоже принимает для себя роль хозяйки-хранительницы домашнего очага. Заочно ее эта роль устраивает.


Выводы. Итак, очевидно, что наши респондентки - волевые, самостоятельные женщины. Их представления и реальная жизненная практика довольно традиционны, жизненные стратегии этих женщин остаются в рамках патриархального уклада, хотя можно отметить их активное участие в построении собственной жизни. Мы видим, что там, где у женщин нет личного опыта, они ориентируются на опыт старшей родственницы или на ее мнение.
В этой семье прослеживается определенная эволюция взглядов, переход от деревенской традиции к городскому мировосприятию. Так, жизнь своей матери Анна воспринимает в традиционных категориях, для нее совершенно реально вмешательство таких укорененных в деревенском мировоззрении явлений, как колдовство, приговор, порча. Ключевые события своей жизни Анна объясняет «судьбой». Татьяна считает себя независимым творцом собственной жизни, то же восприятие передается и Наталье. Поэтому в рассказах Татьяны и Натальи отсутствует оглядка на людей, представление о том, что поступать следует так, как это принято (что, напротив, показательно для вполне традиционного рассказа Анны о праздниках). Таким образом, Анна руководствуется деревенскими представлениями, Татьяна при общей ориентации на городской стиль жизни, часто неосознанно ориентируется на традиционный уклад, в то время как Наталья в основном придерживается взглядов, распространенных в городе (например, положительно относится к гражданскому браку, в том числе не отрицает возможности подобного опыта и для себя).
Каждая респондентка заимствует и осмысляет опыт предшествующего поколения, хочет избежать его ошибки, но это не всегда удается, - каждая женщина во многом повторяет жизнь своей матери. Татьяна сталкивается с пьянством в собственной семье, хотя, видя горький опыт родителей, хотела, чтобы ее муж вообще не пил. Повторяемость жизненных практик наиболее наглядно проявляется в том, что и Анна, и Татьяна имеют по одному ребенку.  Но в этом также видна и ориентация на городские стандарты семьи.
В общем, можно сказать, что наши респондентки - обычные женщины, жизнь которых в целом вписывается в реалии советской и российской действительности и объясняется ими. Каждая из них строит свою жизненную стратегию, опираясь не только на свой жизненный опыт, но и на опыт своих ближайших родственниц по женской линии.