А.А. Петрова Песенный репертуар хора «Ветеран» и его участниц: вепсское, русское, советское

Об авторе

При Доме культуры села Ошта Вытегорского района Вологодской области существует хор «Ветеран», сформировавшийся еще в колхозе-миллионере «Большевик» в 1985–1986 годах: «Сборная команда была, только женщины, – говорят участницы хора . – Баянисты были Дерягина Валентина и Мишкин Виктор Григорьевич, Богушев. Они сменялись. Выступали на праздники. 22 июня – освобождение Ошты. В 1965 году в первый раз отмечали. День работников сельского хозяйства, День торговли, День медицины. У нас в колхозе “Большевик” был коллектив за двадцать человек, мы выступали. Не к каждому празднику. Вечера чествования ветеранов труда, праздник первой борозды весной – агитбригада в поле выходила. День работников леса второе воскресенье сентября месяца. Сочиняли номера, про гибрид, которые больше молока давали, как мы пололи, артистки сами сочиняли…»; «Мы собираемся на репетиции два раза в неделю. Вторник, пятница, это у нас закон, в два часа дня. Никакой работы, ничего, мы идем на репетицию». Лидия Ивановна Лазова даже написала такие стихи:

Мы пожертвуем нашим обедом,

В Дом культуры спешим, как домой,

Чтобы каждая спетая песня

Приходилась вам тоже родной!

(ЭА-2008, с. Ошта, Л.И. Лазова, 1930 г. р., зап. А.А. Петрова)

И если раньше перед хором ставилась задача выступать на сельских праздниках, официально представительствовать от самодеятельности, то теперь собрания коллектива, существующего в том числе и на спонсорские деньги, представляют собой форму досуга женщин предпенсионного и пенсионного возраста. «Ездим на экскурсии, деньги нам дает спонсор – у нас есть прекрасный, хороший, есть мелкие спонсоры, которые по тысяче, по две дают. Все это собираем в Совет ветеранов и ездим. Мы были в Кижах, мы были в Шолт-озере, там есть вепсский хор «Леспром», и они к нам приезжали… Ездили на экскурсию в Мандрогу, музей слыхали такой? Вот сейчас в Кириллов ездили. Мы собираемся, юбилеи все справляем все вместе, дни рожденья все вместе, деньги собираем, уже спонсорских не надо. Именинник готовит все, а мы ему кое-что дарим» (ЭА-2008, с. Ошта, А.М. Пронина, 1947 г. р. зап. А.А. Петрова).

Своей задачей мы видели фиксацию текстов хора, реконструкцию песенного репертуара как всего коллектива в целом, так и каждой из его участниц, запись песен в коллективном исполнении и работу с личными тетрадными песенниками хористок. Для начала мы выделили три базовые текстообразующие модели – репродуктивную (традиционную, воспроизводящую относительно стабильный текст), адаптивную (приспосабливающую известный текст к случаю) и инновационную (предлагающую новый текст на новую мелодию). Начнем с последней.

Инновация. Единственный текст с авторскими словами и музыкой в репертуаре хора «Ветеран» – военная песня об Оште вытегорского поэта и журналиста Лимина. Эта песня встречается во всех песенниках без исключения и с легкостью воспроизводится каждой из хористок по памяти. Данный текст стал своего рода местным гимном, исполнялся он 9 мая и 22 июня:

Помнит Ошта пору боевую,

Ночь осенняя, в мраке дома,

Помнит в подвигах рать боевую,

Как она побеждала врага.

Стали птица, война огневая,

Трудно всем, что живое окрест,

Похоронок строка роковая,

Боль, отчаянье вдов и невест.

Годы мирные крыльями будут,

По дороге прямой, столбовой,

На земле и везде и повсюду

Знатен оштинский люд трудовой.

Ошта в день юбилея ликует,

И к лицу ей красивый наряд,

Может, трудное время минует,

Жизнь на новый настроится лад.

(ЭА-2008, с. Ошта, коллективное исполнение хора «Ветеран», зап. А.А. Петрова).

Адаптация. Эта текстовая модель гораздо шире представлена в оштинском репертуаре. В отсутствии музыкантов, способных к созданию новых мелодий и наигрышей, коллектив либо использует готовую хорошо известную всем музыкальную тему, приспосабливая текст к случаю, либо использует готовые переделки, варьируя слова, согласуясь с местными реалиями.

Традиционной моделью такого рода является, конечно, частушечная. Пели в Нижней Водлице:

Мы свои куплеты

Запевать Вам рады,

А припевом будет:

Кому это надо?

Что это за люди,

Ты скажи, дедочек,

Почто собрались здесь,

Сизый голубочек?

Да на праздник, бабка,

Да на праздник, Любка,

В Водлице собрались,

милая голубка.

Что это за праздник,

Объясни мне, дедка,

Кто это такие,

Может, чья разведка?

Не волнуйся, бабка,

Успокойся, Любка,

Это ж водличане,

Сизая голубка.

Давай же поздравим,

Милый мой дедочек,

С праздником соседей,

Сизый голубочек.

(вместе с хором)

В Водлицу из Ошты

Привезли мы свой привет,

И всем хором пожелаем

Вам успехов и побед.

(ЭА-2008, с. Ошта, А.Е. Якимчук, 1936 г. р., зап. А.А. Петрова)

«Частушки сами сочинили к юбилею Анны Михайловны Прониной, председателя Совета ветеранов»:

Куда же мы попали,

Милый мой дедочек?

Уйдем скорей отсюда,

Сизый голубочек.

Не спеши ты, бабка,

Успокойся, Любка,

Все сейчас узнаем,

Сизая голубка.

Что это за люди,

Ты скажи, дедочек,

Почто собралися,

Сизый голубочек?

Это праздник, бабка,

День рожденья, Любка,

Юбилей у Анны,

Сизая голубка…

(ЭА-2008, с. Ошта, А.Е. Якимчук, 1936 г.р., зап. А.А. Петрова)

«Взяли из “Играй, гармонь” там частушки пели, мелодию взяли, и немного переделали»:

Зреют яблоки и вишни в саду,

Вся скотина разбрелась по двору,

Мы с соседом на крылечке сидим,

О погоде, о делах говорим. (2х2)

Хоть бы дождичек сегодня прошел,

На полях уже картофель зацвел,

Что-то рыба нынче не клюет,

А Егорыч третий месяц не пьет. (2х2)

Сдать бы сена на мильон да гусей,

Да купить бы мотоцикл побыстрей,

Мне бы бабе справить сапоги,

У детишек износились башмаки. (2х2)

Со вчерашнего болит голова,

Мы с Петровичем кололи дрова,

К нам из города приехал Сергей,

Полдеревни набежало гостей. (2х2)

Бабы Мани покосился забор,

У Федота затупился топор,

Стало нечем обрабатывать земли,

А леса-то заграницу увезли. (2х2)

Вся деревня потеряла покой,

Нет в России дисциплины никакой,

Жириновского не могут унять

Лишили голоса на месяц опять.

Вся деревня потеряла покой,

Нету в Думе дисциплины никакой

Депутатов не могут унять

Драки начали устраивать опять.

Рассуждают люди: так и не так.

Что в стране у нас сплошной бардак.

Но в одном они правы, правы,

Рыба тухнет как всегда с головы.

Вся деревня потеряла покой,

Нет в России дисциплины никакой

Процветает коррупция опять,

С ней бороться призывают все подряд.

Зреют яблоки и вишни в саду,

Вся скотина разбрелась по двору,

Мы с соседом на крылечке сидим,

О погоде, о делах говорим. (2х2)

(ЭА-2008, с. Ошта, А.Е. Якимчук, 1936 г.р., зап. А.А. Петрова)

Широко распространенный и известный во множестве вариантов текст «Бляха-Муха» (на мотив песни «Как родная меня мать провожала…») бытует в Оште в таком варианте:

Мы пришли на юбилей – веселуха,

Так давайте песни петь, Бляха-Муха!

Именинница у нас – красотуха,

Будь и дальше ты такой, Бляха-Муха!

А фигура у тебя – отпадуха,

Ты ведь тоже подходи, Бляха-Муха!

Не отстанем от тебя, деловуха,

Юбилярша-то у нас толковуха,

Будет пусть всегда во всем ей везуха,

Уважают пусть тебя, Бляха-Муха!

А какой накрыла стол – отпадуха,

Наедимся от души, Бляха-Муха!

Теперь рюмки наливай, в горле сухо,

За тебя напьемся мы, Бляха-Муха!

(ЭА-2008, с. Ошта, А.Е. Якимчук, 1936 г.р., зап. А.А. Петрова)

Знакома также хору «Ветеран» и песня «Хор старушек», нечто вроде «корпоративного гимна»: «Все традиции нарушив, / Вот уже немало лет, / Выступает хор старушек, / Дирижером в хоре дед» и т.д. Так называемый «Гимн пенсионеров», исполняемый на мотив «А ну-ка девушки»:

Давно живем на свете мы, старушки,

Года бегут, не спрашивая нас,

Не унывайте, милые подружки,

Теперь собес заботится о нас.

Припев:

А ну-ка, бабушки, а ну, родимые,

Нам песня в жизни так нужна.

Мы славим пенсию, свою кормилицу

И подождем, чтоб выросла она.

Нам нестрашны болезни и невзгоды,

Нас закалили трудные пути.

Не накопили денег на сберкнижке,

Но сохранили молодость души.

Припев.

Пусть помнят дети, помнят внуки наши,

Что предки их трудились от души,

Что не имели ничего в излишке,

Но честь и совесть крепко берегли.

Припев.

И мы сегодня тоже молодые,

И нам как будто тоже тридцать пять

Давайте все мы дружно пожелаем

Не стариться, совсем не унывать.

Припев.

(ЭА-2008, с. Ошта, коллективное исполнение хора «Ветеран», зап. А.А. Петрова)

Репродукция – коллективно-пассивная (по П.Г. Богатыреву) модель – подразумевает воспроизведение традиционных народных или авторских (романсных, массовых советских, эстрадных) песен, тематический подбор песен к праздникам и торжествам. Для этой модели характерны различные формы распространения: устные, письменные и печатные (сборники песен, газеты, журналы), медийные (радио, телевидение). Такие тексты перенимали от родителей или сверстников, запоминали с детства или разучивали, заносили или копировали в рукописные тетрадные песенники. В репертуаре хора «Ветеран» репродуктивная модель представлена большинством текстов. Что, однако, любопытно, старинные обрядовые и необрядовые лирические песни, записанные от некоторых хористок, которые переняли их от своих матерей, в репертуар хора не вошли.

В первую группу текстов этой модели мы отнесли тексты, петые информантами по памяти без обращения к песенникам. Это, в частности, лирическая обрядовая свадебная песня:

Уезжает у нас Ирочка,

Уезжает дочь Егоровна. (х2)

Как от нашего-то бережка (х2)

Отшатнулися три кόрабля, (х2)

Уж как первый-то корабль плывет, (х2)

Со сундýками, с комодами. (х2)

Уж как втόрый-то корабль плывет (х2)

С одеялами, с подушками, (х2)

Уж как третий-то корабль плывет (х2)

Со с душой, со с красной девицей. (х2)

Позади-то бежит маменька: (х2)

– Ты постой, постой-ка, доченька, (х2)

Позабыла золоты ключи. (х2)

– Не обманывай-ко, маменька, (х2)

Не забыла золоты ключи , (х2)

А забыла я ведь, маменька, (х2)

Свою вольную-то волюшку, (х2)

Расхорошее гуляньице.

(ЭА-2008, с. Симоново, А.Д. Королева, 1930 г.р., зап. А.А. Петрова).

Необрядовая лирическая песня («А матери наши все грустные песни пели»):

Уродилася я

Во поле былинка,

Нет ни матери-отца,

Кругла сиротинка, (х2)

По людям ходила,

Здесь качала я детей,

Там коров доила,

Подоивши я коров,

Я детей кормила,

Накормивши я детей,

Спать их уложила,

Уложивши я их спать,

В хоровод ходила,

В хороводе я была

Девица красива,

Хоть красива и бела,

Плохо я одета, (х2)

Никто замуж не берет

Девушку за это, (х2)

Пойду с горя в монастырь,

Богу помолюся. (х2)

Не пошлет ли мне Господь

Той долú счастливой, (х2)

Не полюбит ли меня

Молодец красивый?

(ЭА-2008, с. Симоново, М.Г. Левкина, 1937 г.р., зап. А.А. Петрова).

Необрядовая шуточная песня:

На семнадцатом году

Я за старого пойду, (x2)

За седую бороду.

Я за старого пойду,

За седую бороду,

А седая борода

Не пускает никуда.

Возьму вёдра-коромысло,

Пойду на прорубь за водой, (x2)

Возьму старого с собой, (x2)

Суну в прорубь головой,

Эх, калинка, эх, малинка,

Суну в прорубь головой. (x2)

Оставайся, черт с тобой,

Эх, калинка, эх, малинка,

Оставайся, черт с тобой. (x2)

Мне найдется молодой,

Эх, калинка, эх, малинка,

Мне найдется молодой.

(ЭА-2008, с. Симоново, М.Г. Левкина, 1937 г.р., зап. А.А. Петрова).

Частушечный «жестокий» цикл «Семеновна»:

Жили две сестры

Аня с Манечкой,

Любили мальчика,

звали Ванечкой.

Расхороший был

Семенов Ванечка,

Любил он девочку,

А звали Манечка.

Маня шла домой,

Да вся угрюмая,

А про опасность-то

Она не думала.

Вдруг засверкал кинжал,

Упала Манечка,

А только крикнула:

— Прощай, мой Ванечка!

Тут недалёко был

Семенов Ванечка,

А прибежал он к ней –

Убита Манечка.

Да эх ты, Манечка,

Да Маня ж зверь лихой,

Не спожалела ты

Своей сестры родной.

Ой тюрьма-тюрьма,

Тюрьма высокая,

Да сидит Анечка

Да одинокая.

(ЭА-2008, с. Симоново, А.Д. Королева, 1930 г.р., зап. А.А. Петрова)

Сюда же отнесем протяжные жатвенные частушки: «Я была еще девчоночкой, дак жали, быстро нельзя петь, работать надо, и пели, или просто как песню поют, или свою жизнь рассказывают. Я слышала и отняла у них этот мотив. У нас вручную жали серпами, а потом уже в Ошту переехали, так в Оште уже были жнейки, наподобие косилки, на лошадях косили».

Ко мне миленький не ходит,

Все боится бедноты.

Не из каменного дома,

Ягодиночка, и ты.

Ой куда я залетела,

Ой куда я забрела,

Дома милого оставила

И здесь не завела.

Ой не буду чаю пить я,

Вылью чай в помойницу,

Ой не буду уважать я

Свою подругу-модницу.

Я сегодня в радостях

Была у милого в гостях,

Чай пила, обедала,

Заодно спроведала.

Ну и голос, ну и голос,

Ну и голос у меня,

Из-за голосу попала

Хулигану в руки я.

У меня на сарафане

Петушок и курочка,

Ко мне милый не подходит,

Думает, что дурочка.

Вы не смейтесь-ко над нами,

Хорошие девушки,

Не надо ваших занятых

Ни за какие денежки.

У меня на сарафане

Косолапы петухи,

Я сама не косолапа,

Косолапы женихи.

Мама, чаю, мама, чаю,

Мама, чаю не хочу,

На горе стоит военный,

Познакомиться хочу.

(ЭА-2008, с. Симоново, А.Д. Королева, 1930 г.р., Л.Ф. Фотина, 1939 г.р., зап. А.А. Петрова)

Завлекательные песни

Я для милого пою,

Неужель не догадается

Что я его люблю.

Дорогой мой дорогой,

Измена пала нам с тобой,

Измена пала из-за девушки,

Скажи из-за какой.

Говорят, я боевая,

Боевой считаюся,

Ну и горе же тому,

Которому достануся.

(ЭА-2008, с. Симоново, В.В. Ильина, 1941 г.р., зап. А.А. Петрова)

В песенники информантов могут попадать и частушки на вепсском языке, причем записываются они кириллицей, хотя в школах вепсский язык (до 1937 года) преподавался по учебникам в латинской графике. Интересно, что до нас не дошло оригинальных вепсских песен и сказок – бытуют только частушки и причитания (правда, последние в песенниках не встретились ни разу). Иногда один и тот же частушечный текст бытует и по-русски, и по-вепсски, так что сложно сказать, на каком языке создавался прототекст. Распространенным в вепсских частушках оказывается зачин про кукушку и тоску (мотив, встречающийся и в карельской причети). В вепсском языке фиксированное ударение на первом слоге ¬– так что частушечный хорей здесь оказался подходящей моделью стихосложения.

Куккуб кяги, куккуб кяги,

Конз ге куккуб, конз гё ий,

Муга кявуб минун крихя,

Конз гё тулоб, конз гё ий.

Кукушка кукует,

Когда кукует, а когда нет,

Так и мой миленок,

Когда меня любит, а когда нет.

Не кукуй, кукушка здесь,

Без тебя досада есть.

Без твоего голоска

Напала на сердце тоска.

(ЭА-2008, с. Симоново, В.В. Ильина, 1941 г.р., зап. А.А. Петрова, вепсский текст дается в записи информанта по песеннику)

Tuli-tuli kigeine

Penikeine markoine

Minā enboi lugeda

Lugeske tovarkaine

Пришо-пришло письмо,

Маленькая марочка,

Не могу я прочитать,

Прочитай, товарочка!

(ЭА-2008, с. Симоново, В.В. Ильина, 1941 г.р., зап. А.А. Петрова, расшифровка вепсского текста И. Бадановой).

По устной модели могут перениматься «от мамы» и тексты советского времени. Характерна здесь песня на военную тематику – это не официальный героический, а типично женский текст («Мамына песня еще есть. Я вспомнила потом»):

Все пережито с малых юных лет,

Сердце разбито, счастья в жизни нет,

Мил меня оставил круглой сиротой,

Да еще вдобавок с малою дитёй.

(Я как раз осталась с мамой, у меня отец на войну, конечно, ушел. Всегда она пела эту песню).

Подрастет ребенок, спросит, где отец,

Я ему на это дам такой ответ.

Папа твой умер, милое дитя,

У самой невольно катилась слеза.

Как узнал ребенок, что отец живой,

Он другую любит, а для нас чужой.

Пара за парой, а милый мой с другой,

Сердце ревнует, что же не со мной…

(ЭА-2008, с. Симоново, В.В. Ильина, 1941 г.р., зап. А.А. Петрова)

Здесь же отметим традиционные русские песни из репертуара хора, но знакомые не «от мам», а организованно выученные по печатным сборникам на репетициях и переписанные в песенники. Такие тексты пелись хористками по тетрадкам:

Рано-рано мама встала,

Рано розу сорвала,

Красоту мою сгубила –

Рано замуж отдала…

(ЭА-2008, с. Ошта, В.А. Тарасова, 1956 г.р., аккордеонист хора, зап. А.А. Петрова)

Уж как в Оште горка крута,

Там гуляли молодые рекрута,

Ой да ой дада, лебеда,

Там гуляли молодые рекрута...

(ЭА-2008, с. Симоново, В.В. Ильина, 1941 г.р., зап. А.А. Петрова)

А я пό лугу

Я по лýгу гуляла

Я с комариком,

С комарúком плясала ...

(ЭА-2008, с. Симоново, В.В. Ильина, 1941 г.р., зап. А.А. Петрова).

Ко второй группе текстов, бытующих на основе репродуктивной модели, отнесем авторские тексты, многие из которых – застольные («Эту песню переняли мы у кого-то, ездили куда-то…»):

А у нас на селе

Женихи не водятся

Вечера коротать

За чайком приходится.

Припев:

Самовар, Самовар,

Наш красавец писаный,

Залежалый товар,

Старые да лысые.

Самовар закипит,

Пузырьки вздымаются,

Полдеревни не спит,

Девки пусть помаются.

Припев.

Ароматный чаек,

Пироги с начинкою,

Если в них сахарок,

Отдает горчинкою.

Припев

Разойдусь, разозлюсь,

От тоски усталая

И навеки влюблюсь

В лысого да старого.

Припев.

(ЭА-2008, с. Ошта, коллективное исполнение хора «Ветеран», зап. А.А. Петрова)

Встречаются и шуточные тексты с почти басенной моралью («Это Валентина нашла где-то, она искала песни»):

Расскажу тебе, кума,

Как Макар сошел с ума, (х2)

Не сошел Макар с ума,

Довела его жена. (х2)

Он уехал со двора, (х2)

Аж за сорок деревень, (х2)

А Макарова жена

Беззаботная была, (х2)

Она печку не топила,

И Макара не кормила, (х2)

Все хворала да болела,

Да почти совсем не ела, (х2)

По полчашки молока,

Сразу по три пирога. (х2)

Исхудала сирота,

Не пролезет в ворота, (х2)

А Иванова жена

Рукодельница была, (х2)

У нее в порядке хата,

Сыты-веселы ребята,

Муженек принаряжен,

Вот таких ищите жен.

(ЭА-2008, с. Симоново, В.В. Ильина, 1941 г.р., зап. А.А. Петрова)

Воспроизводятся в песенниках и частушки, транслируемые по телевидению. Главным героем таких текстов оказывается Алла Борисовна Пугачева, медийный персонаж, близкий по полу и возрасту, таланту и артистизму не унывающим хористкам:

Пугачева все не вянет,

К молодежи ее тянет,

Вот и Галкин с ней запел,

Видно, Филя устарел.

Что мне Алла Пугачева,

Что увидел в ней Филипп,

Если б он меня увидел,

То навеки бы прилип.

Я не Алла Пугачева

И не Ольга Воронец!

Я б сама того Филиппа

Потащила б под венец.

Как хочу я быть певицей,

Чтоб кудрями потрясти.

Тогда у Аллы Пугачевой

Можно Филю увести.

(ЭА-2008, с. Ошта, А.Е. Якимчук, 1936 г.р., зап. А.А. Петрова)

Пугачеву взял Киркоров,

Алибасов – Шукшину,

Ну а я в Москву поеду,

Замуж Гурченку возьму.

(ЭА-2008, с. Симоново, В.В. Ильина, 1941 г.р., зап. А.А. Петрова)

Естественно, состав и принципы формирования репертуара хора «Ветеран» менялся на протяжении более 20 лет его существования. Из трех текстовых моделей в данном коллективе оказываются особенно востребованными репродукция и адаптация. Отметим, что в других областях России дело может обстоять иным образом: так, во Владимирской области доминирует инновация при богатой музыкальной культуре края, а на Дону особенно востребованными оказываются старинные казачьи песни.

Сами рукописные тетрадные песенники использовались хористками для разных целей. Традиционные песни здесь архивировались (носители традиции «боялись забыть» вепсские частушки и «мамины песни» и записывали их, что называется «из головы», по памяти). Советские массовые и традиционные русские песни, вошедшие в предлагаемый для разучивания самодеятельным коллективам официальный канон, в таких тетрадках каталогизировались, т.е. копировались из печатных (нотных) сборников. Сегодня же частушки «с телевизора» и песни, перенятые на всякого рода фестивалях местного масштаба от других коллективов, в песенниках фиксируются, т.е. записываются сразу после первого прослушивания, и вспоминаются, а при необходимости и разучиваются к случаю.